Тревожный май Валерия Бобошко

21 Апреля 2011

 

 Тревожный май Валерия Бобошко

Украинского паренька из поселка Новая Прага Александрийского района Кировоградской области Украины Валеру Бобошко призвали в армию 17 мая 1985 года. К тому времени после школы он успел окончить в Александрийский индустриальный техникум, получить диплом техника-технолога.  Срочную службу проходил в 16-м отдельном понтонно-мостовом полку в Киеве. В течение первых 12 месяцев стал водителем 3-го класса, приобрел специальность водителя-катериста. Через год на Чернобыльской атомной электростанции произошел взрыв...

Ранним утром 26 апреля их полк подняли по тревоге. Командир был краток: в районе Чернобыля случилась авария. Задача: выдвинуться в район ЧАЭС и навести понтонный мост через реку Припять.

На тот момент мало кто понимал, какой опасности предстоит подвергнуться, мало кто знал, что такое радиация, как она влияет на здоровье человека. Солдаты уяснили лишь одно, - поставлена боевая задача и ее надо выполнять! Оружие не брали, лишь прихватили противогазы, да прорезиненные общевойсковые защитные комплекты (ОЗК).

Валерий занял в кабине место водителя, рядом сел катерист эстонец рядовой Лембит Килламяги, и тяжелый «КрАЗ», груженый понтонами, пристроился в полковую колонну. В седьмом часу утра тронулись в путь. Впереди - порядка 120 километров. Расстояние до конечной точки преодолели примерно через три часа. Сразу же начали разворачивать понтонный мост, чтобы обеспечить эвакуацию находящегося под угрозой радиационного облучения населения Гомельской области Белоруссии на территорию Черниговской области Украины. До Чернобыльской атомной электростанции было примерно 4 километра...

Река Припять в том районе шириной около 180 метров.  В обычные дни между двумя берегами ходил небольшой паром, вмещающий до четырех автомобилей. Но катастрофа потребовала немедленных действий. Через час лента паромного моста была собрана, и по ней хлынул поток беженцев. Это было тяжелое зрелище, напоминавшее кадры фронтовой кинохроники. Люди спешно покидали родные места, обжитые дома. В руках - самое необходимое, что возможно было унести. Особенно жалко было детей, плакавших, не понимающих, что происходит. Эта картина и сейчас стоит перед глазами Валерия Бобошко, словно случилось все только вчера. По некоторым данным, в тот день по мосту прошло порядка 3 тысяч беженцев.

А еще Валерий Владимирович вспоминает неприятный привкус во рту. Так с первых минут пребывания в 30-километровой зоне проявляла себя радиация.

Ночевали в местном опорном пункте милиции, где не без труда разместилось 200 солдат и офицеров полка. Бобошко хорошо помнит своего командира роты капитана Патрикеева и командира взвода прапорщика Чередника.

  На утро 27 апреля расклад сил и средств в полку определили следующий. Солдат старшего призыва, готовящихся к увольнению в запас, решено было сосредоточить на обслуживании наведенного понтонного моста через Припять. Остальной личный состав был брошен на оборудование лагеря полка.

Как определяли дозу облучения, состояние здоровья личного состава? Вместе с полком в 30-километровой зоне работал начмед в звании майора. Как и командование части, он многое видел и понимал, но что можно было сделать в первые дни после аварии? Надо было выполнять приказ, а о здоровье думали в последнюю очередь!

У каждого понтонера на поясном ремне был закреплен датчик, который накапливал дозы радиации. Позднее с них централизованно снимали показания. В среднем, по мнению Валерия Владимировича, ежедневно доза составляла 1 - 1,5 рентгена.

Дни пролетали один за другим. Бобошко вместе со своими сослуживцами приходилось выполнять самые различные работы. Однажды пришлось загружать свинцовые пластины в  специальные емкости, предназначенные для транспортировки вертолетами. С их помощью пытались запломбировать разрушенный 4-й энергоблок. Каждая пластина весила около 20 килограммов, поднимали вдвоем, одна емкость вмещала до 500 штук, вот и считайте!...

Проблема еще заключалась в том, что река Припять судоходная. По ней то и дело подходили баржи с грузами, предназначенными для ликвидации аварии на атомной электростанции, и бойцам по 2-3 раза в сутки приходилось разводить понтонный мост. А потом вновь его восстанавливать.

 К сожалению, командование части подошло к его первой командировке в Чернобыль, как и других его сослуживцев, бездушно. Им ее просто-напросто не засчитали ни по времени, ни по дозам полученной радиации! Почему? Сейчас можно только предполагать: в то время все, кто набирал дозу 25 рентген, подлежали обязательной госпитализации. Когда же личный состав стали проверять после первых 2-3 дней пребывания в опасной зоне, оказалось, что эта норма перевыполнена. Командование, видимо, решило об этом факте умолчать...  

Тем не менее, Бобошко пришлось вернуться в 30-километровую зону, и не раз. В общей сложности, как записано в его военном билете, за это время получил дозу радиации в 22, 4 БЭР.

Здоровью был нанесен серьезный удар, но молодой организм выдержал. В 1989 году Валерий Владимирович окончил Черкасское пожарно-техническое училище, в 1994 году - Высшую инженерно пожарно-техническую школу МВД России по специальности инженер пожарной безопасности. С 1995 года его служба проходит в Московском учебном центре имени Героя Советского Союза Сергея Постевого Федеральной противопожарной службы МЧС России.

Подполковник внутренней службы  Бобошко - начальник цикла пожарной профилактики, недавно аттестован для присвоения очередного воинского звания. В феврале 1999 года он удостоен государственной награды - медали «За спасение погибавших».

 

Сергей Князьков.

На снимках: подполковник Валерий Бобошко на занятиях по спецподготовке с капитаном Александром Шимченко и лейтенантом Андреем Авдеевым; вот такой понтонный мост соединял берега реки Припять.

 



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Декабрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031