Они отстояли город

19 Сентября 2014

Чуть больше года назад, когда наводнение на Дальнем Востоке еще только начиналось, мало кто мог предположить, что очень скоро оно разрастется до таких масштабов.

За то время, что волна накрывала один за другим районы самой отдаленной части нашей страны, Дальний Восток переставал быть для всех таким уже дальним. Благовещенск, Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре – города, бывшие для многих не более чем точками на карте, стали форпостами сопротивления стихии.

За уровнем воды в Амуре следила вся страна, а новостные ленты напоминали донесения с линии фронта. Беда дальневосточников размыла географические границы и, став общей, объединила Россию. Мылкинская дамба в Комсомольске-на-Амуре, принявшая удар в сентябре, – самый наглядный тому пример. Люди, стоявшие на ней живым щитом день и ночь, приехали сюда со всей страны. Несколько тысяч спасателей, военных, добровольцев день и ночь в режиме нон-стоп стояли до победного. «Держали из последних сил», – так год спустя вспоминают Мылкинскую дамбу те, кто там был.

Всем миром

Российский союз спасателей встал на защиту дамбы одним из первых. По мере того как волна шла по Дальнему Востоку, добровольцы РОССОЮЗСПАСа следовали за ней и оказывали помощь в самых горячих точках. За несколько часов до того, как Комсомольск-на-Амуре оказался под угрозой затопления, борт МЧС перебросил сюда их группу из Хабаровска, где в течение двух недель они работали в затопленных жилых кварталах. Едва успев выгрузиться, 120 спасателей РОССОЮЗСПАСа, облачившись в специальные резиновые костюмы, так называемые эльки, и надев спасательные жилеты, стали силой мылкинского сопротивления. Сергей Щетинин, заместитель председателя Российского союза спасателей, руководил их работой.

– В основном группу составили молодые люди. Добровольцы, которым в среднем было по 20–25 лет. Многие из них новички, в первый раз оказавшиеся на крупной ЧС, – вспоминает он. – Ночь, темнота, шторм. Буквально шаг в сторону мог стать роковым. Не умеющего плавать человека просто захлестнуло бы. Была реальная угроза прорыва. Но все стояли, потому что понимали: если дамбу прорвет, то дома в нескольких сотнях метров тут же затопит.

Спасатели-добровольцы признаются: главная мысль была у всех одна – выстоять и спасти город. «Кто сказал, что это не война? – говорят они. – Это самая настоящая война. Война со стихией». Вот истории лишь нескольких бойцов, участвовавших в ликвидации ЧС в составе РОССОЮЗСПАСа.

23-летний Сергей Дмитриев из Саратова. Услышал про наводнение, взял отпуск и сразу поехал в Комсомольск-на-Амуре. «Просто я люблю жизнь. Мы работаем, чтобы другие могли жить», – говорит он.

Андрей Кириченко, 21 год. В обычной жизни занимается установкой охранной сигнализации, на добровольных началах помогает в Службе спасения. На вопрос, почему поехал на Дальний Восток, ответил так: «Мне это по душе. Когда позвонили, даже вопросов не было, отпросился с работы и поехал».

Александр Рувимов, 31-летний фармацевт. Когда он неудачно подхватил на дамбе мешок с песком и вывихнул руку, оказал сам себе первую помощь и тут же вернулся к работе. «Не могу сидеть дома, когда другим – плохо», – объяснил он.

19-летний студент Николай Быков свое присутствие на дамбе объяснил тем, что не мог оставаться в стороне, когда знал, что может помочь. Брался за самую тяжелую работу. Поранив ногу, отправился в местную больницу, где ему наложили пару швов, и тут же вернулся в строй.

А вот как вспоминает Мылкинскую дамбу один из побывавших на ней блогеров – Мария Коледа. 22-летняя москвичка на себе испытала силу стихии. Проведя с добровольцами бок о бок один день, она так описала впечатления: «Бесконечный поток работы по кругу: либо ты носишь из подъезжающих КамАЗов мешки с песком по 25 кг весом, либо тягаешь с другой стороны вверх большие и тяжелые камни, либо стоишь в воде и укрепляешь дамбу.  Время отдыха и перекура – это когда один КамАЗ с песком разгрузили, а другой еще не подъехал. Через пару часов начинает болеть все. А ребята так работают сутками».

– Наводнение на Дальнем Востоке стало самой крупной ЧС, в ликвидации которой принимали участие добровольцы. Это было настоящее испытание, – говорит Сергей Щетинин. – Ведь в критической ситуации проявляется сущность человека. Становится понятно, кто есть кто и на что способен. Про добровольцев, которые не сломались, остались до конца, можно теперь с абсолютной уверенностью сказать, что они прошли испытание боем и теперь с ними можно хоть в разведку.

Своей выдержкой поражали тогда не только приезжие добровольцы. Местные тоже встали на защиту города. Одного из парней, лет 25 на вид, можно было встретить на дамбе каждый вечер. Он представлялся Даниилом и никак не хотел называть свою фамилию. «Мне слава не нужна», – бросал он мимоходом и шел укладывать мешки. В руках у него был только мотоциклетный шлем. Подразумевалось, что именно он должен был спасти кудрявую голову от воды, если стихия на дамбе разыграется не на шутку.

Поражала тогда готовность местных не только сражаться со стихией, но и накормить тех, кто стоял на защите города. Люди носили еду на дамбу, на улице вручали пакеты с продуктами спасателям. «Вы нас спасаете, – говорили. – Накормить – это самое меньшее, что мы можем для вас сделать».

Главный форпост

Мылкинская дамба стала одним из самых сложных участков наводнения. Больше трех недель несколько тысяч людей укрепляли, расширяли, удлиняли, надстраивали дамбу. В общей сложности длина ее составила больше пяти километров, ширина в некоторых местах доходила до нескольких метров, а ее высоту довели до девяти метров. Причем с одной стороны дамбы из-за сильного ветра практически постоянно бушевал самый настоящий шторм, с другой – через несколько сотен метров начинались жилые районы. «Дамбу не сдадим», – говорили те, кто ее защищал. И когда техника помочь была уже не в силах, подставляли под удары волн свои спины. В самую сложную ночь, с 12 на 13 сентября, когда уровень воды достиг критической отметки в 912 сантиметров, сквозь непрекращающийся грохот волн и шум ветра, были слышны только команды направляющих. При приближении водяного вала к дамбе они кричали: «Волна!» – и ее защитники словно врастали в землю. Спинами к воде. Плечом к плечу. Друг к другу. Принимали удар на себя.

Мылкинская дамба, или, как ее еще называют, Мылка, стала единственным защитным сооружением, которое действительно выстояло. Грамотный управленческий расчет, помноженный на граничившую с героизмом самоотверженность нескольких тысяч ее защитников привели к тому, что дамба выдержала удар. И стала символом победы человека над стихией.

Когда все закончилось, по просьбе местных жителей на дамбе установили памятный камень. На нем высечены слова благодарности всем защитникам города от наводнения. А на днях, в годовщину победы над стихией, здесь провели акцию, участие в которой приняли те, кто стоял на дамбе – сотрудники МЧС, добровольцы РОССОЮЗСПАСа, местные жители. Восстанавливая прошлогодние события, люди взялись за руки и изобразили «живую стену», которая вошла в историю города, Дальнего Востока, да и всей страны.

Ксения Величко

Фото из архива РОССОЮЗСПАСа



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Январь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031