На помощь японскому народу

23 Марта 2015

В результате сильнейшего в истории Японии землетрясения и последовавшего за ним цунами 11 марта 2011 года на атомной электростанции Фукусима-1 произошла крупная радиационная авария.

Землетрясение и удар цунами вывели из строя внешние средства электроснабжения и резервные дизельные генераторы, что явилось причиной неработоспособности всех систем нормального и аварийного охлаждения и привело к расплавлению активной зоны реакторов на энергоблоках 1, 2 и 3 в первые дни развития аварии.

11 марта началась эвакуация людей из трехкилометровой зоны вокруг АЭС Фукусима-1. К 14 марта зона эвакуации была расширена до 20 км вокруг станции. В декабре 2013 года АЭС была официально закрыта.

Для ликвидации последствий аварии в Японию стали прибывать многочисленные спасательные подразделения из разных стран мира. Свой вклад внесли и российские спасатели. Об этом рассказывают очевидцы события — офицеры Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» МЧС России полковник Александр Шевченко и подполковник Сергей Рыбальченко.

— Когда и при каких обстоятельствах вы узнали о событиях на Фукусиме?

Сергей Рыбальченко (С. Р.): 11 марта 2011 года из сообщений средств массовой информации стало известно о землетрясении и цунами, которые принесли тяжелые разрушения на АЭС и ужасные бедствия японскому народу. Правительство России сразу же приняло решение оказать помощь восточному соседу.

Александр Шевченко (А. Ш.): На построении личного состава до нас была доведена информация, что начальнику Центра «Лидер» отдан приказ подготовить ОГ для ликвидации последствий цунами на территории Японии. В течение часа был сформирован отряд в количестве 50 человек и трех единиц техники. Около суток сотрудники ожидали приказа о выдвижении к месту ЧС.

— Когда вылетели в Японию и с какой задачей?

А. Ш.: Вылетели мы во главе с начальником Центра «Лидер» генерал-майором Николаем Вдовиным 12 марта, но не в Японию, а в Хабаровск, где задержались примерно на сутки. Там мы проводили таможенное оформление грузов, а также паспортный контроль личного состава. Когда правительство Японии дало разрешение на вылет российских спасателей, мы направились к месту трагедии для проведения аварийно-спасательных и поисковых работ.

С. Р.: В нашем распоряжении было три единицы техники — бортовой КамАЗ, загруженный имуществом для полевого лагеря, аварийно-спасательный автомобиль тяжелого класса, а также УАЗ Управления РХБ защиты. Задача стояла предельно ясная: оказать помощь японскому народу в ликвидации последствий землетрясения и цунами.

— Каковы были ваши первые впечатления от увиденного на месте ЧС, с чем пришлось столкнуться?

С. Р.: Стойкость японского народа сразу же вызвала уважение. Мы стали свидетелями высокой организованности, порядка и слаженности. От аэропорта города Нарита до места назначения мы проехали порядка 600 км, и каждые 15 км нас встречали пит-стопы — чистые и аккуратные. Но главное, что произвело неизгладимое впечатление, — это, конечно же, отношение к российским спасателям! Несмотря на постигшее людей горе, нас приветствовали позитивно и радостно.

— Чем пришлось конкретно заниматься в районе ЧС? Вспомните ваши ощущения тех дней — с чем можно было сравнить командировку в Японию?

А. Ш.: Опыта командировок такого уровня у меня не было. Одной из существенных проблем был языковой барьер. В группировке Центра «Лидер» не так много людей свободно владели английским языком, поэтому без представителей посольства мы были, можно сказать, отрезаны. Хотя были случаи, когда мы с помощью жестов общались с японскими коллегами.

С. Р.: Масштаб трагедии поразил. Волнения добавило понимание, что нам придется работать в условиях повышенного радиационного фона. Мы разместились в международном лагере спасателей, который находился в городе Сендай. Одна часть нашей оперативной группы приступила к обустройству лагеря, другая во главе с генералом Вдовиным сразу же занялась работой на завалах. Были проведены поисково-спасательные работы на территории города Исиномаки, в ходе которых обнаружено, извлечено и передано представителям полиции Японии свыше 40 тел погибших.

— Как к российским спасателям относились японские должностные лица и простые граждане?

А. Ш.: Нас сопровождал один из высокопоставленных чиновников системы МВД Японии, который отвечал за воздушное пространство. Проблем в принципе не было. Вопросы, возникавшие в ходе спасательной операции, решались через нашего командира генерала Вдовина. В целом отношение к российским спасателям со стороны японцев было добродушное. Хотя в любой стране есть такие организации, которые радикально настроены против нас. Простые люди несли нам продукты питания, всевозможные роллы. Со стороны могло показаться, что не мы, а они оказывали нам гуманитарную помощь. Тем самым японцы выражали свою благодарность русским спасателям за то, что не остались в стороне, а активно помогали в ликвидации последствий ЧС.

С. Р.: Мы знаем, что в Японии производят большую строительную технику, но наш российский КамАЗ произвел на них колоссальное впечатление. На фоне местной техники он казался громадной скалой! Японские коллеги с удивлением смотрели на наши большие машины и, конечно же, делали снимки на память. Несмотря на страшную трагедию государственного масштаба, народ был очень приветлив. Негатива сотрудники центра не ощущали — только искреннюю признательность за помощь, которую российские спасатели им оказывали.

— Как долго продолжалась командировка? Каковы итоги проделанной работы?

А. Ш.: Командировка длилась с 14 по 23 марта. Ежедневно спасатели Центра «Лидер» выезжали из лагеря в зону, подвергшуюся наибольшему разрушению от цунами, и проводили там поисково-спасательные работы. Насмотрелись мы, конечно, на многое. Ни одного живого нам под завалами найти не удалось. Поразили полицейские, которые организовывали контроль над нами в целях пресечения мародерства. Сотрудники полиции не помогали вытаскивать погибших из-под обломков, а действовали по принципу «Вы спасатели — это ваша работа, наша же работа — контролировать ваши действия». Вот это разграничение бросалось в глаза.

С. Р.: Командировка продолжалась 11 дней. Все это время специалистами подразделений РХБ защиты осуществлялся дозиметрический контроль личного состава и техники как в районах размещения лагеря, так и в местах проведения работ. Замеры не прекращались даже во время совершения марша, когда мы передислоцировались из Сендая в Ниигату. Также мы проводили мероприятия по обслуживанию автомобильной техники, оборудования и имущества отряда.

— Как бы вы оценили с позиций сегодняшнего дня значение той командировки?

С. Р.: Командировка в Японию еще раз показала высокую индивидуальную квалификацию и подготовку российских спасателей. Предпринимать в зоне ЧС что-то сверхнормативное нам не пришлось. Мы с задачами справились, как и положено военным спасателям Центра «Лидер», с достоинством и честью!

А. Ш.: При ликвидации этой ЧС российские спасатели показали, что независимо от политических отношений между странами и неполного взаимопонимания в отдельных вопросах гуманизм стоит превыше всего. На мой взгляд, это самое основное.

 

Мария Лёвина,

специалист отдела воспитательной работы и связи с общественностью Центра «Лидер» МЧС России



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Январь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031