Архив

Полоса 2
Туристам станет проще отправиться в горы
Читать Свернуть

Главным управлением МЧС России по Кабардино-Балкарской Республике введена система электронной регистрации туристов, выходящих на горные маршруты. На сайте главка в разделе «Полезная информация» создана специальная вкладка для онлайн-регистрации туристических маршрутов.

— Обычно альпинисты проходят регистрацию в спасотрядах того района, в чью зону ответственности входит выбранный маршрут. Однако в предстоящем горнолыжном сезоне для удобства отдыхающих мы предоставили возможность дистанционной регистрации. Заполняя электронную форму непосредственно на нашем сайте, туристы могут указать всю необходимую информацию: время, цель пребывания, планируемый маршрут, контрольный срок возвращения, наличие средств связи и т. д., — отметил начальник ГУ МЧС России по КБР Михаил Надёжин.

МЧС России добивается обязательной регистрации туристов, выходящих на сложные высокогорные маршруты, для обеспечения их безопасности и оказания в случае необходимости своевременной квалифицированной помощи. Для Кабардино-Балкарии это имеет особую актуальность. В специальный республиканский реестр занесены 57 туристических маршрутов, по которым с начала года прошли 2293 зарегистрированные группы — более 15 тысяч человек. В основном это горнолыжные и альпинистские маршруты. На наиболее посещаемых из них МЧС России организовало дежурство отдельных спасательных постов.

— На наш взгляд, введение дистанционной формы регистрации позволит избежать бюрократических проволочек, облегчит регистрацию туристических маршрутов, а значит, будет способствовать более охотному желанию всех туристов информировать нас о своих восхождениях, — подчеркнул Михаил Надёжин.

Стоит отметить, что на сайте есть возможность заполнения онлайн-формы на английском языке.

 

Пресс-служба ГУ МЧС России по Кабардино-Балкарской Республике

Полоса 4
Выбирать профессию нужно по любви
Читать Свернуть

Психологическая служба МЧС России была основана в 1994 году и смогла за несколько лет доказать всем сомневавшимся свою состоятельность. Участие сотрудников Центра экстренной психологической помощи в ликвидации множества резонансных ЧС показало: чрезвычайные психологи заняты большим и важным делом. Они не дают людям остаться наедине с пришедшей к ним бедой. Благодаря проделанной работе ЦЭПП МЧС России сегодня известен во всем мире. С 2002 года им руководит Юлия Шойгу. За 19 лет накоплен большой опыт, но останавливаться на достигнутом высокопрофессиональный коллектив не намерен и строит планы развития на ближайшие годы.

 Были первыми

— Юлия Сергеевна, в каком направлении будет развиваться психологическая служба МЧС России?

— В основном идеи связаны с новыми технологиями и улучшением качества того, что уже есть. Мы готовим предложения, как должна выглядеть служба, аргументируем их перед руководством министерства. Будем надеяться, что наши доводы признают убедительными. Пока я не хотела бы их раскрывать, поскольку считаю, что о планах и намерениях можно говорить, когда они получают статус оформленного документа.

— Как сегодня выглядит структура психологической службы МЧС России?

— Это непосредственно центр и восемь его филиалов — в Хабаровске, Красноярске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Пятигорске, Севастополе и Санкт-Петербурге. Кроме того, есть специалисты-психологи, которые трудятся в главках, спасательных отрядах, пожарных частях и прочих подразделениях МЧС. Все они работают по общим нормативным и методическим документам и составляют единую психологическую службу. Получается чуть больше 700 человек.

— Какие вехи развития службы могли бы выделить вы?

— За время своего существования наша служба прошла большой путь — от нулевого цикла, появления идеи, формирования основных задач и принципов работы до создания эффективно действующей технологии, признанной во всем мире. Мы начинали с реагирования на крупномасштабные ЧС, потом появилась задача оказания помощи при международных гуманитарных операциях, поддержки наших граждан, попавших в ЧС за рубежом, и иностранцев, пострадавших в России. Постепенно развивалась система реагирования. Наши специалисты начали выезжать на происшествия регионального уровня, в основном на крупные ДТП, пожары и попытки суицидов. Выработались взаимоотношения со специалистами-психологами других организаций РСЧС, это было оформлено юридически, нормативно и методически. В итоге сейчас мы имеем целостную структуру, которая эффективно работает на сохранение психического здоровья в чрезвычайных ситуациях как людей, которые попали в беду, так и специалистов, работающих в министерстве.

— Откуда взялись методики, по которым строилась работа психологов МЧС?

— Нам фактически пришлось создавать их с нуля. Хотя, конечно, за основу брались имевшиеся на тот момент наработки отечественных и мировых научных школ по психологии. Проблема состояла в том, что практически все разработки были связаны с работой специалистов в стационарных условиях, а не после только что случившейся ЧС. Задачи оказания экстренной психологической помощи никто в мире на тот момент вообще не ставил. Мы были пионерами, и сейчас все перенимают наш опыт. Например, в рекомендациях ВОЗ по работе с населением при ЧС появился пункт об оказании экстренной психологической помощи, за рубежом начали создаваться службы по нашему образу и подобию.

Психологу нужно доверять

— Что входит в психологическое сопровождение сотрудников МЧС?

— Психолог сопровождает сотрудников ведомства практически на всех этапах их деятельности. Основная цель — как можно дольше и как можно в лучшем качестве сохранить психологическое здоровье и благополучие.

Первое знакомство с психологом у сотрудника МЧС происходит во время профессионального отбора, дальше они встречаются в процессе психологической подготовки. Кроме того, существуют плановые периодические обследования, позволяющие оценить, насколько человек может продолжать работу, нужна ли ему наша помощь или он сам справляется с психологическими нагрузками. При необходимости мы занимаемся профилактикой подобных проблем или проводим психологическую коррекцию.

— Какие проблемы встречаются чаще всего?

— Если говорить про профессиональную деятельность, то это посттравматические стрессовые расстройства, повышенная тревожность, синдромы хронической усталости и профессионального выгорания. Но отмечу, что в системе МЧС России процент тех, кому требуется решение каких-то психологических проблем, достаточно невелик. Большинство справляется с нагрузками, особенно при условии, что мы хорошо выполнили предыдущие задачи — качественно отобрали людей, правильно их подготовили, добросовестно провели периодическое обследование, на ранних этапах увидели зарождающуюся проблему и дали действенные рекомендации, что делать, чтобы она не получила развития.

— Всегда ли эти проблемы можно решить?

— При качественном взаимодействии с психологом большинство проблем обратимы. Но для этого нужен хорошо подготовленный специалист и, в первую очередь, желание самого человека работать со своей проблемой. Иногда это психологически и эмоционально непросто.

— Наверное, должно быть и полное доверие к психологу?

— В нашей профессии без доверия сложно.

— Все ли психологические проблемы можно отследить на ранней стадии?

— Существуют методики, которые позволяют выявить большинство проблем. Не 100%, но этим не может похвастаться и более точная диагностика, например медицинская.

— Некоторые не хотят обращаться к психологу, боятся, что их признают негодными к исполнению служебных обязанностей. Оправданны ли эти страхи?

— Мне кажется, если такое и было, то лет десять назад. Сейчас психологическое сопровождение стало уже настолько привычным делом, что вряд ли кто-то всерьез испытывает опасения по поводу обращения к психологу. По крайней мере, мне неизвестны случаи, когда кого-то из сотрудников ведомства увольняли из-за психологических проблем.

Простая проверка себя

— Психологи чаще всего женщины. Почему так?

— Психология — традиционно женская специальность, и пропорция в нашей службе примерно такая же, как на любом факультете психологии — 15–20% мужчин, остальные женщины. В психологи идут сенситивные, чувствительные к проблемам других люди, и, естественно, это чаще присуще женщинам. Но мужчины тоже могут быть хорошими психологами, и среди наших коллег такие есть.

— Бывают ли проблемы у самих психологов?

— Психологи тоже люди, и время от времени у них возникают некие проблемы. Мы немного в выигрыше, потому что можем заметить их раньше, чем другие. Бывает, что психолог может справиться самостоятельно, но важно вовремя понять, что не справляешься, и обратиться за помощью к профильному специалисту.

— На кого выпадает самая большая психологическая нагрузка?

— По нашим наблюдениям и исследованиям коллег из других ведомств, больше всего стрессовых нагрузок выпадает на руководителей разного уровня. У них всегда много разнонаправленных задач, часто экстренных и не бывает ситуации, когда все задачи выполнены и можно испытать от этого удовлетворение.

— Каков ваш рецепт борьбы со стрессом?

— Прежде всего, выбирать профессию по любви. Тогда и выгорание не грозит. Также надо обращать внимание на собственное состояние и при необходимости вовремя принимать меры.

— Как понять, что с тобой что-то не так?

— Это достаточно просто. Задуматься о своем психологическом благополучии нужно тогда, когда тебе становится плохо с твоими близкими либо твоим близким становится плохо с тобой.

— Какой профессиональный совет вы дадите сотрудникам чрезвычайного ведомства?

— Лучший способ справиться с психологической проблемой — ее не получить. Поэтому для каждого человека важно иметь то, от чего он получает внутренние ресурсы, силы продолжать жить, работать, радоваться жизни. Это может быть все что угодно: визит к психологу, встреча с друзьями, поход на природу, общение с интересными людьми, посещение концертов и выставок, увлечения, хобби, спорт. Чем больше у человека способов получения такого ресурса, тем он богаче духовно и лучше адаптируется к изгибам жизненного пути. Поэтому отвечу крылатым выражением: «Счастливый человек — это тот, который утром с удовольствием идет на работу, а вечером с удовольствием с нее возвращается».

Дмитрий Рассказов

Полоса 7
Четверо суток на дрейфующей льдине
Читать Свернуть

В Главное управление МЧС России по Республике Саха (Якутия) 17 ноября поступила информация о том, что от острова Большой Ляховский в Булунском районе оторвало и отнесло в море льдину с восемью оленеводами. Мужчинам удалось связаться с главой общины по спутниковому телефону и передать свои координаты.

Утром следующего дня из Якутска в отдаленный район вылетел вертолет Ми-8 Хабаровского авиационного-спасательного центра МЧС России. На борту находились спасатели Якутского арктического комплексного аварийно-спасательного центра.

Поисково-спасательные работы осложнялись неблагоприятными метеоусловиями, однако эвакуация попавших в беду прошла успешно. О деталях труднейшей операции «Спасателю» рассказал Евгений Золкин, заместитель начальника Якутского филиала Дальневосточного регионального поисково-спасательного отряда МЧС России, начальник поисково-спасательной службы Якутского АКАСЦ МЧС России, спасатель первого класса.

Пока не кончился бензин

— Евгений Игоревич, кто вместе с вами отправился на спасательную операцию и как прорабатывался маршрут?

— Для проведения операции были отправлены трое спасателей. Я — старший группы. Со мной спасатель первого класса Илья Зуев и спасатель второго класса Юрий Федоров.

От Якутска до Ляховских островов — полторы тысячи километров. Маршрут прорабатывали вместе с экипажем вертолета — как преодолеть горный массив, как быстрее добраться до пострадавших. Метеоусловия были плохие, но мы смогли вылететь рано утром 18 ноября.

— Как вообще пострадавшие оказались на льдине?

— Между материком и островом Большой Ляховский — пролив Лаптева. Каждый год к ноябрю он замерзал, образовывался ледяной перешеек, по которому можно проехать на материк. Оленеводы, которые семь месяцев живут на острове Большой Ляховский, пасут оленей, ежегодно в ноябре, когда лед закрывал пролив, пересекали на «Буранах» этот перешеек, ехали на материк — домой, в село Казачье, чтобы повидать родных, отдохнуть. Так было всегда. Но в этом году случилось какое-то аномальное потепление.

Расстояние между островом и материком более 50 км. Оленеводы выехали на «Буранах», но по пути увидели воду, то есть перешеек замерз не весь. Решили возвращаться обратно, на остров. Начались подвижки льда, он стал рушиться, появились трещины. Люди попытались объехать трещины на «Буранах», на это ушло много времени, но вернуться на остров они так и не смогли, потому что с его стороны уже тоже была вода. В результате восемь человек, три собаки и пять «Буранов» оказались на куске дрейфующей льдины, которую течением толкало в море Лаптевых.

В первый день, когда искали дорогу, чтобы попасть на остров, они потеряли «Буран» с собакой. Четыре снегохода успели перескочить трещину на льду, а пятый отстал. Люди перескочили трещину, а собака, видимо, привязанная к нартам была, так и осталась на льдине и уплыла.

Они искали дорогу, пока не кончился бензин.

Жгли снегоходы по частям

— Они сразу обратились за помощью?

— Нет, поэтому спасательные работы и затянулись. Двое суток они пытались выбраться, думали, что льдину прибьет либо к материку, либо к острову, но этого не произошло. Только на третьи сутки оленеводы начали звонить по спутниковому телефону своему бригадиру на остров. Он вышел на Главное управление МЧС России по Республике Саха (Якутия), и информация поступила к нам. К тому моменту оленеводы более четырех суток провели на льдине. Жгли свои «Бураны» по частям. В первую ночь сожгли пластиковые нарты. У них был с собой кусок брезента. Они соорудили из него что-то типа юрты, набились туда ввосьмером и четверо суток вообще не спали. Ночами жгли пластик, смотрели на дым, чтобы визуально себя согревать, якобы им тепло у костра, а на самом деле травились дымом, все закопченные были, когда мы их нашли. А днем, чтобы не замерзнуть, постоянно ходили, заставляли себя двигаться.

Повезло и нам, и им

— О чем вы думали, пока летели за ними?

— Скорее бы долететь. Надеялись, что погода будет нам благоволить. Когда проходили Верхоянские хребты, пошел снег, сел туман. Мы очень низко проходили горный массив. Добрались до поселка Куйга, сделали дозаправку. Уже начала полярная ночь наступать. Командир экипажа Алексей Гаврилов пошел на риск, сказал: «Летим!»

Рассчитали точку прибытия в район круга поисков. Координаты имелись, но мы не были на 100% уверены, что люди окажутся в этой точке, потому что льдина дрейфовала.

Методы спасения проработали в полете. Если толщина льдины позволяла сделать подлет в режиме зависания вертолета, тогда спасатели высаживаются на лед. В ином случае людей поднимали бы лебедкой.

У них был спутниковый телефон, и в полдень они выходили на связь, уточняя координаты. Хорошо, что зажгли сигнальные огни из остатков гусениц от «Буранов». Это последнее, что у них оставалось. В море при хороших погодных условиях костры на льду видно далеко. Было уже темно. Даже прожектор мы пробовали использовать — без толку.

Мы увидели костры издалека, за пару километров. Хорошо, что успели по погодным условиям. Когда людей забрали и направились в обратный путь, над морем начал садиться туман, погода портилась на глазах. Еще полчаса-час, и мы бы в тумане их не нашли. Даже костры не помогли бы. Повезло. И нам, и им. Очень.

 

Вприпрыжку через трещины

— Как эвакуировали пострадавших?

— Подлетели, оценили обстановку. Там уже началось торошение, то есть течение заталкивало льдину на льдину. Было видно, что толщина хорошая, 30–40 см, то есть в режиме зависания, чуть касаясь колесами, вертолет можно удержать, чтобы спасатели могли свободно передвигаться по льду. Задача летчиков состояла в том, чтобы обеспечить устойчивое зависание вертолета. Им приходилось смотреть за состоянием льдины, чтобы ее не разворачивало. Под давлением потока воздуха она могла лопнуть.

Мы подсели, спасатели выбежали. Перемахивая через трещины, быстро подхватили пострадавших. Я принимал их в вертолет. Оперативно провели эвакуацию — максимум минут за десять.

Люди были замерзшие, уставшие. Запас воды и еды у них закончился, морской водой не напьешься, ели-пили снег. У них не было сил делать резких движений. Они как солдаты выполняли команды спасателей.

— Что было самым сложным в этой операции?

— Если бы нам дали неточные координаты, в море при плохой видимости и в условиях полярной ночи можно было людей не найти. Нам просто горючего не хватило бы до них добраться. Погодные условия менялись резко. На следующее утро мы уже могли не попасть в этот район. Он закрывался по метеоусловиям. Льдина рушилась, люди если бы не замерзли, то утонули.

Еще сутки, и они получили бы такие обморожения, при которых конечности надо ампутировать. Когда мы приняли пострадавших на борт вертолета и начали оказывать первую помощь, у одного уже носки примерзли к коже. Пришлось водой отмачивать и накладывать сухие тугие повязки.

Два дня обратного пути

— Люди знали, что их ищут, за ними летят. Вероятно, эта надежда помогала им психологически?

— Они верили, что их спасут, а это мощная психологическая поддержка. И нужно отдать должное их действиям. Они хранили связь, не дали спутниковому телефону замерзнуть и разрядиться. Сказался опыт жизни на северах. Представляете, спутниковый телефон продержался пять дней. У них подзарядки не было. Они снимали батарейки, держали их в тепле, только для разговора обратно вставляли.

И техника могла подвести, вертолет — это тоже машина. Прилетели на дозаправку, он бы мог и не запуститься при температуре в Куйге до –37°С. Но все обошлось.

— Когда летели назад, общались со спасенными?

— Конечно. Смотрели за их состоянием. Они начали хватать пайки, а мы отбирали. Им много есть нельзя было, неизвестно, как организм отреагирует. К тому же люди-то северные, привыкшие к чистой рыбе и мясу, а мы им пайки даем с консервантами. Воду, чай предложили, одежду дали.

Шесть человек высадили в Казачьем, где их дом, а двоих доставили в Якутск в медицинский центр.

 

— Обратный путь тоже занял немало времени?

— Да, прилетели в Усть-Куйгу, переночевали, но утром нам не дали погоды на вылет. Еще переночевали. На второй день опять не дают вылет и говорят, что в ближайший месяц не будет погоды. Посовещались с командиром вертолета. Согласовали действия с Главным управлением. Решили проложить маршрут по побережью через Тикси и Жиганск. Потом по устью и дельте Лены поднялись, минуя все горные хребты. Два дня летели обратно. Благодаря профессионализму экипажа обошли все опасные участки и вернулись домой.

PS. Глава МЧС России Евгений Зиничев отдал распоряжение наградить экипаж вертолета ведомства и спасателей, участвовавших в операции.

Елена Чувашова

Полоса 9
Спасение на водах на общественных началах
Читать Свернуть

Как формировалось дело спасения на водах на Мурмане? Исследователи этой темы нашли в архивах немало интересных фактов.

Высочайший рескрипт

Тема «Мурманская область: история и современность» стала основной на круглом столе, который был организован в рамках VII Мурманской международной деловой недели. Особый интерес представителей спасательного ведомства вызвало выступление Татьяны Пашковой, сотрудника ученого секретариата Полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии имени Н. М. Книповича. Рассказывая о становлении рыбного промысла в Баренцевом море, она подняла тему формирования системы оказания помощи пострадавшим при кораблекрушениях.

Значительные изменения в деле спасения на водах произошли на Кольском Севере в начале ХХ века. Рескриптом от 16 января 1902 года августейшего почетного председателя комитета для помощи поморам Русского Севера его императорского высочества великого князя Александра Михайловича на имя председателя Императорского Российского общества спасания на водах генерал-адъютанта адмирала Николая Казнакова было положено начало организации на Мурманском берегу Архангельской губернии спасательных станций со спасательными крейсерами.

Результатом этого ходатайства стало распоряжение Главного управления общества от 25 января 1902 года. В документе признавалась необходимость присутствия спасательных судов в промысловых водах Мурмана, а также указывалось: «Учредить и, по возможности, в нынешнем же году открыть действие двух станций на Восточном берегу Кольского полуострова: в Териберском заливе (в бухте Лодейной) и в Рынде на острове Могильном, который переименован в остров Посьета».

Контракт на постройку судов

Уполномоченным по Мурманским спасательным станциям Общества спасания на водах и ведающим их работой назначили Леонида Брейтфуса — старшего ассистента Мурманской научно-промысловой экспедиции, снаряженной в 1897 году под руководством профессора Николая Книповича.

К сожалению, в настоящее время имя Леонида Брейтфуса известно лишь узкому кругу северян. Хотя он был выдающимся ученым, занимавшимся анализом и систематизацией географических открытий на Севере, решавшим практические вопросы промыслового освоения Арктики, а также много сделавшим для улучшения жизни местного населения и развития безопасности мореплавания на Мурмане.

Так, 3 мая 1902 года Леонид Брейтфус совместно с корабельным инженером генерал-майором Боярским отправился в город Ларвик Северного Королевства для заключения контракта на постройку спасательных ботов — «В. К. Ксения Александровна» и «В. Кн. Александр Михайлович». Корабли заказали норвежскому конструктору Колину Арчеру. В историю кораблестроения он вошел как создатель легендарной шхуны «Фрам», на которой в конце XIX века известный полярный исследователь Фритьоф Нансен предпринял попытку покорения Северного полюса, а в ходе норвежской антарктической экспедиции 1910–1912 годов путешественник Руаль Амундсен совершил высадку в Антарктиде и покорил Южный полюс.

Два бота Императорского общества спасания на водах были построены в том же году и представляли собой одинаковые килевые двухмачтовые парусники. По сравнению с прототипом — шхуной «Фрам» — они имели чуть большие размеры, а также дооснащены, в том числе гребной шлюпкой с полным снабжением и пушкой с принадлежностями для выбрасывания линя при оказании помощи утопающим. «Своей конструкцией, видом, вооружением боты производили хорошее впечатление и напоминали суда лоцманского морского типа», — так описывал построенные спасательные суда уполномоченный Брейтфус.

После получения от руководства ОСВОД разрешения к выходу парусников и патентов на подъем российского флага от господина Теттермана, генерального консула в Христиании (ныне Осло), оба судна совершили переход на Мурман.

Повседневный труд

Началом деятельности спасательных ботов можно считать 11 апреля 1903 года. В тот день на судне «В. К. Ксения Александровна» был отслужен молебен, и оба корабля, подняв флаги, начали кампанию. В книге «По следам «Святой Анны» и штурмана Альбанова» краевед-исследователь Валентина Кузьмина сообщает: «В период крейсерства каждый бот носил на топ-мачте днем и ночью особый опознавательный флаг: Териберский — белый флаг с вышитой красной буквой «Т», Рындский — красный флаг с белой буквой «Р».

По данным уполномоченного Брейтфуса, в первую же навигацию 1903 года ботом «В. Кн. Александр Михайлович» были спасены от явной гибели четыре промысловых судна с 14 промышленниками; 24 промысловых судна с 92 промышленниками и одно мореходное судно с 15 людьми на борту прибуксированы во время штормов в становища. Также была спасена одна шняка с пятью рыбаками на реке Рында.

«Сами поморы выражали глубокую признательность командам спасательных ботов и их шкиперам за повседневный, зачастую опасный труд спасания на водах», — писал в статье о спасательных крейсерах Владимир Андриенко.

Спасательные парусные боты крейсерствовали от 150 до 230 дней в году без смены экипажа. «Только в первые восемь лет службы (с 1903 по 1910 год), — пишет Владимир Андриенко, — они фактически спасли 43 судна со 143 рыбаками. Значительно большее количество аварий за то же время им удалось предотвратить. Они отбуксировали или конвоировали 304 промысловых судна, на борту которых находилось 1104 человека, оказали помощь на рейдах 22 судам… Сезон 1914 года оказался коротким. Из-за начавшейся Первой мировой войны боты вернулись в Кольский залив».

Команды спасательных шхун и боты находились в непосредственном подчинении особого уполномоченного Главного правления Общества спасания на водах, также ему поручалось заведывание станциями, которые были построены в течение 1902–1903 годов.

Помогать государственному делу

Станцию в районе Териберки назвали именем августейшей покровительницы государыни императрицы Марии Федоровны, так как она была устроена на капитал ее величества, а на острове близ Рынды — именем первого председателя ОСВОДа: ее построили на средства, пожертвованные вице-адмиралом Посьетом. Однако из-за неудачно выбранного места в 1905 году спасательную станцию имени Посьета перенесли в Екатерининскую гавань в черту Александровска, а в бухте Подпахта близ становища Гаврилова оборудовали еще одну стоянку.

Спасательные станции представляли собой большие по меркам того времени деревянные двухэтажные дома. Их возвели по планам инженера-архитектора действительного статского советника Петра Купинского. Фасады строений были украшены цветными щитами с изображением эмблем Общества спасания на водах и изречениями августейшей покровительницы. В этих же домах с возведенными рядом вспомогательными постройками жили семьи членов команд спасательных судов.

Несмотря на тяжелый и опасный труд, большинство моряков-добровольцев добросовестно работали, охраняя жизнь людей. Время показало, что решение о сооружении двух спасательных станций на Мурманском побережье оказалось верным и дальновидным, само же дело спасания на водах остается актуальным и в наше время. Потому так значим сохранившийся с 1872 года лозунг: «На общественных началах помогать государственному делу спасания на водах».

 

Татьяна Абрамова,

пресс-центр ГУ МЧС России по Мурманской области

Полоса 13
ЧС по-итальянски как повод нажиться на трагедии
Читать Свернуть

23 ноября 1980 года в южной Италии произошла серия мощнейших толчков магнитудой до 6,9. Их гипоцентр, то есть подземный очаг, находился на глубине около 12 км в регионе Ирпиния, по имени которого катастрофа получила свое название — землетрясение Ирпинии 1980 года.

Кровавое воскресенье

Стихия нанесла свой удар вечером, в 19.34, когда большинство горожан принялись за воскресную трапезу или готовились к обедне. За первым толчком вскоре последовало еще шесть, не менее мощных.

Серьезные разрушения были зафиксированы в муниципалитетах Кастельнуово-ди-Конца, Конца делла Кампания, Лавиано, Лиони, Сант-Анджело-деи-Ломбарди, Сенерчия, Калабрито и Сантомена. Однако и за пределами этих регионов были разрушения и несчастные случаи. Так, в Неаполе, вероятно, из-за строительных дефектов рухнул жилой дом, что привело к гибели 59 человек. В городке Бальвано обрушилась церковь Санта-Мария-Асунта, погребя под своими развалинами 77 человек, в том числе 66 детей, пришедших на мессу. Приходской священник Сальваторе Паглиука, пытавшийся было освободить заваленных в церкви людей, рассказывал: «Сегодня к обедне пришло около 300 человек, среди них было много детей. Когда люди хотели выбраться из церкви, передняя стена обрушилась».

В близлежащем городке Потеме почти все население ушло в ближайшие горы, чтобы провести ночь в машинах или под открытым небом.

В тюрьме Поджиореале заключенные взбунтовались, когда на стенах камер появились трещины, а в тюремном дворе образовались расселины. Охранники, испугавшись возможного массового побега, забросали преступников газовыми гранатами и открыли предупредительный огонь в воздух из автоматов.

В Неаполе тысячи людей в испуге выскочили из домов, когда в тарелки с вечерней едой стала сыпаться штукатурка. Многие боялись вернуться в дома и бродили по улицам.

То там, то здесь вспыхивали пожары, вызванные оставленными без присмотра включенными электроплитами. Водопроводы были повреждены, что затрудняло борьбу пожарных с огнем. Вдобавок в этот день началась ранее запланированная забастовка медиков.

На город опустился густой туман, сильно затруднивший передвижение бульдозеров, транспорта с палатками и спасательными средствами. Южнее Неаполя остановились поезда, автомобильное движение на магистралях было заблокировано.

Неэффективное реагирование

Как ни странно, поначалу масштаб трагедии был сильно недооценен. Хотя последствия землетрясения ощутили даже в Риме, где на 40 минут пришлось закрыть аэропорт Леонардо да Винчи из-за того, что диспетчеры не могли продолжать работу в качающейся 60-метровой башне. Из-за полного отсутствия связи с пострадавшим регионом центральные власти отреагировали на произошедшее только на следующий день. Вертолетный облет регионов, затронутых стихийным бедствием, выявил подлинные размеры катастрофы.

Началась запоздалая и не слишком эффективная спасательная операция. Глазам прибывших в отдаленные районы спасателей предстала гнетущая картина опустошения. Крошечный Пескаопагано, стоявший ближе всех к эпицентру землетрясения, был полностью разрушен. Новые толчки, потрясшие район, свалили на землю последние полуразрушенные дома и посеяли еще большую панику среди людей.

Работе спасателей мешали не столько продолжавшиеся подземные толчки, сколько царившая здесь нищета. Область Апеннин, идущая вдоль хребта итальянского полуострова, считалась одним из беднейших районов Западной Европы. Здесь практически не было современной тяжелой строительной техники — бульдозеров, тракторов, кранов.

Страдания людей и количество жертв увеличивал также бюрократизм властей, которые предпочитали посылать хорошо оснащенные отряды спасателей в более крупные города, игнорируя труднодоступные населенные пункты в горной местности.

И все же помощь была огромной. В поисковых работах принимали участие 9000 человек, не считая добровольцев. Воздушную поддержку оказывали 30 вертолетов. Они доставляли в пострадавшие районы продовольствие и вывозили раненых. В зону бедствия были привезены 600 армейских палаток, развернуто пять полевых госпиталей, 28 полевых кухонь.

Спасайте, кто может!

Наконец с большим опозданием пришла помощь и в отдаленные горные районы, где так остро нуждались в провианте, воде, денежных средствах и сильных руках. Большинство трудоспособных мужчин ранее уехали на заработки в северную Италию или даже за границу — в Швейцарию, Германию, Скандинавию. Услышав о катастрофе, эмигранты стремились быстро вернуться домой и зачастую даже опережали спасателей. Они разгребали развалины и искали уцелевших. Как правило, государственные службы прибывали слишком поздно и многих жителей не удавалось спасти.

Маленький городок в горах Конца-делла-Компанья с населением 2000 жителей был превращен в бесформенную груду камней. Всюду валялись рухнувшие крыши и обломки зданий. Чтобы не задохнуться от трупного запаха, пожарные в масках раскапывали развалины с мертвыми телами. Пережившие катастрофу временно размещались в бараках, которые когда-то использовались строителями, возводившими поблизости плотину. Некоторые жили в палатках. Разрушения были столь масштабны, что дома даже не стали восстанавливать, и город отстроили на новом месте.

Президент Италии Сандро Пертини в своем телевыступлении раскритиковал работу системы гражданской защиты и резко осудил задержку в оказании помощи, которая прибыла в отдаленные районы только спустя пять дней после трагедии. В отставку были отправлены отвечавший за спасательную операцию глава МВД Италии и ряд местных руководителей. Выступление президента привело к активизации добровольцев, которые оказали большую помощь, особенно в первую неделю после землетрясения.

Значительная помощь поступила от иностранных государств. США и ФРГ направили воинские подразделения, Бельгия, Франция, Югославия и Швейцария — отряды профессиональных спасателей, а Австрия — полевой госпиталь.

…А кому мать родна

Региону был нанесен колоссальный ущерб, и на его преодоление затрачены огромные средства. Но очень быстро финансовые потоки, предназначавшиеся для восстановления разрушенных жилищ, оседлала итальянская мафия, в результате чего строительство не было закончено даже тридцать лет спустя.

Хватало желающих погреть руки на чужом несчастье и среди финансистов. Дешевые государственные кредиты, предоставлявшиеся местным банкам, перекачивались через посредников для использования в других, более благополучных регионах Италии. Средства, предназначенные для восстановления инфраструктуры и промышленности пострадавших регионов, откровенно разворовывались. Так, согласно результатам парламентского расследования, обнародованного в 1992 году, государственные расходы в 27 раз превысили изначально предусмотренные. В Ирпинии Guardia di Finanza (специальная служба, занимающаяся расследованием финансовых махинаций) обнаружила, что амбары превращаются в олимпийские бассейны или виллы.

Состоялся ряд судебных процессов, в ходе которых были выявлены многочисленные факты расхищения материальной помощи и использования ее в коммерческих или даже политических целях, в частности для финансирования партий. В числе замешанных в этих махинациях оказались политики самого высокого уровня.

Следует заметить, что полностью последствия катастрофы 1980 года не преодолены и по сей день. В частности, до сих пор существует специальный акциз на топливо с целью финансирования реконструкции территорий, пострадавших от землетрясения.

 

Цифры

1 минута 30 секунд — столько продолжались все семь подземных толчков

2914 человек — погибли

8848 — получили ранения

280 000 — остались без крова

362 000 домов — разрушены или потребовали серьезного ремонта

687 муниципалитетов — пострадали в результате землетрясения

37 муниципалитетов — разрушения на их территории признаны катастрофическими

 

Владимир Другак,

по материалам книги Дэвиса Ли «Природные катастрофы»

Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Июль »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031