Четверо суток на дрейфующей льдине

05 Декабря 2018

В Главное управление МЧС России по Республике Саха (Якутия) 17 ноября поступила информация о том, что от острова Большой Ляховский в Булунском районе оторвало и отнесло в море льдину с восемью оленеводами. Мужчинам удалось связаться с главой общины по спутниковому телефону и передать свои координаты.

Утром следующего дня из Якутска в отдаленный район вылетел вертолет Ми-8 Хабаровского авиационного-спасательного центра МЧС России. На борту находились спасатели Якутского арктического комплексного аварийно-спасательного центра.

Поисково-спасательные работы осложнялись неблагоприятными метеоусловиями, однако эвакуация попавших в беду прошла успешно. О деталях труднейшей операции «Спасателю» рассказал Евгений Золкин, заместитель начальника Якутского филиала Дальневосточного регионального поисково-спасательного отряда МЧС России, начальник поисково-спасательной службы Якутского АКАСЦ МЧС России, спасатель первого класса.

Пока не кончился бензин

— Евгений Игоревич, кто вместе с вами отправился на спасательную операцию и как прорабатывался маршрут?

— Для проведения операции были отправлены трое спасателей. Я — старший группы. Со мной спасатель первого класса Илья Зуев и спасатель второго класса Юрий Федоров.

От Якутска до Ляховских островов — полторы тысячи километров. Маршрут прорабатывали вместе с экипажем вертолета — как преодолеть горный массив, как быстрее добраться до пострадавших. Метеоусловия были плохие, но мы смогли вылететь рано утром 18 ноября.

— Как вообще пострадавшие оказались на льдине?

— Между материком и островом Большой Ляховский — пролив Лаптева. Каждый год к ноябрю он замерзал, образовывался ледяной перешеек, по которому можно проехать на материк. Оленеводы, которые семь месяцев живут на острове Большой Ляховский, пасут оленей, ежегодно в ноябре, когда лед закрывал пролив, пересекали на «Буранах» этот перешеек, ехали на материк — домой, в село Казачье, чтобы повидать родных, отдохнуть. Так было всегда. Но в этом году случилось какое-то аномальное потепление.

Расстояние между островом и материком более 50 км. Оленеводы выехали на «Буранах», но по пути увидели воду, то есть перешеек замерз не весь. Решили возвращаться обратно, на остров. Начались подвижки льда, он стал рушиться, появились трещины. Люди попытались объехать трещины на «Буранах», на это ушло много времени, но вернуться на остров они так и не смогли, потому что с его стороны уже тоже была вода. В результате восемь человек, три собаки и пять «Буранов» оказались на куске дрейфующей льдины, которую течением толкало в море Лаптевых.

В первый день, когда искали дорогу, чтобы попасть на остров, они потеряли «Буран» с собакой. Четыре снегохода успели перескочить трещину на льду, а пятый отстал. Люди перескочили трещину, а собака, видимо, привязанная к нартам была, так и осталась на льдине и уплыла.

Они искали дорогу, пока не кончился бензин.

Жгли снегоходы по частям

— Они сразу обратились за помощью?

— Нет, поэтому спасательные работы и затянулись. Двое суток они пытались выбраться, думали, что льдину прибьет либо к материку, либо к острову, но этого не произошло. Только на третьи сутки оленеводы начали звонить по спутниковому телефону своему бригадиру на остров. Он вышел на Главное управление МЧС России по Республике Саха (Якутия), и информация поступила к нам. К тому моменту оленеводы более четырех суток провели на льдине. Жгли свои «Бураны» по частям. В первую ночь сожгли пластиковые нарты. У них был с собой кусок брезента. Они соорудили из него что-то типа юрты, набились туда ввосьмером и четверо суток вообще не спали. Ночами жгли пластик, смотрели на дым, чтобы визуально себя согревать, якобы им тепло у костра, а на самом деле травились дымом, все закопченные были, когда мы их нашли. А днем, чтобы не замерзнуть, постоянно ходили, заставляли себя двигаться.

Повезло и нам, и им

— О чем вы думали, пока летели за ними?

— Скорее бы долететь. Надеялись, что погода будет нам благоволить. Когда проходили Верхоянские хребты, пошел снег, сел туман. Мы очень низко проходили горный массив. Добрались до поселка Куйга, сделали дозаправку. Уже начала полярная ночь наступать. Командир экипажа Алексей Гаврилов пошел на риск, сказал: «Летим!»

Рассчитали точку прибытия в район круга поисков. Координаты имелись, но мы не были на 100% уверены, что люди окажутся в этой точке, потому что льдина дрейфовала.

Методы спасения проработали в полете. Если толщина льдины позволяла сделать подлет в режиме зависания вертолета, тогда спасатели высаживаются на лед. В ином случае людей поднимали бы лебедкой.

У них был спутниковый телефон, и в полдень они выходили на связь, уточняя координаты. Хорошо, что зажгли сигнальные огни из остатков гусениц от «Буранов». Это последнее, что у них оставалось. В море при хороших погодных условиях костры на льду видно далеко. Было уже темно. Даже прожектор мы пробовали использовать — без толку.

Мы увидели костры издалека, за пару километров. Хорошо, что успели по погодным условиям. Когда людей забрали и направились в обратный путь, над морем начал садиться туман, погода портилась на глазах. Еще полчаса-час, и мы бы в тумане их не нашли. Даже костры не помогли бы. Повезло. И нам, и им. Очень.

 

Вприпрыжку через трещины

— Как эвакуировали пострадавших?

— Подлетели, оценили обстановку. Там уже началось торошение, то есть течение заталкивало льдину на льдину. Было видно, что толщина хорошая, 30–40 см, то есть в режиме зависания, чуть касаясь колесами, вертолет можно удержать, чтобы спасатели могли свободно передвигаться по льду. Задача летчиков состояла в том, чтобы обеспечить устойчивое зависание вертолета. Им приходилось смотреть за состоянием льдины, чтобы ее не разворачивало. Под давлением потока воздуха она могла лопнуть.

Мы подсели, спасатели выбежали. Перемахивая через трещины, быстро подхватили пострадавших. Я принимал их в вертолет. Оперативно провели эвакуацию — максимум минут за десять.

Люди были замерзшие, уставшие. Запас воды и еды у них закончился, морской водой не напьешься, ели-пили снег. У них не было сил делать резких движений. Они как солдаты выполняли команды спасателей.

— Что было самым сложным в этой операции?

— Если бы нам дали неточные координаты, в море при плохой видимости и в условиях полярной ночи можно было людей не найти. Нам просто горючего не хватило бы до них добраться. Погодные условия менялись резко. На следующее утро мы уже могли не попасть в этот район. Он закрывался по метеоусловиям. Льдина рушилась, люди если бы не замерзли, то утонули.

Еще сутки, и они получили бы такие обморожения, при которых конечности надо ампутировать. Когда мы приняли пострадавших на борт вертолета и начали оказывать первую помощь, у одного уже носки примерзли к коже. Пришлось водой отмачивать и накладывать сухие тугие повязки.

Два дня обратного пути

— Люди знали, что их ищут, за ними летят. Вероятно, эта надежда помогала им психологически?

— Они верили, что их спасут, а это мощная психологическая поддержка. И нужно отдать должное их действиям. Они хранили связь, не дали спутниковому телефону замерзнуть и разрядиться. Сказался опыт жизни на северах. Представляете, спутниковый телефон продержался пять дней. У них подзарядки не было. Они снимали батарейки, держали их в тепле, только для разговора обратно вставляли.

И техника могла подвести, вертолет — это тоже машина. Прилетели на дозаправку, он бы мог и не запуститься при температуре в Куйге до –37°С. Но все обошлось.

— Когда летели назад, общались со спасенными?

— Конечно. Смотрели за их состоянием. Они начали хватать пайки, а мы отбирали. Им много есть нельзя было, неизвестно, как организм отреагирует. К тому же люди-то северные, привыкшие к чистой рыбе и мясу, а мы им пайки даем с консервантами. Воду, чай предложили, одежду дали.

Шесть человек высадили в Казачьем, где их дом, а двоих доставили в Якутск в медицинский центр.

 

— Обратный путь тоже занял немало времени?

— Да, прилетели в Усть-Куйгу, переночевали, но утром нам не дали погоды на вылет. Еще переночевали. На второй день опять не дают вылет и говорят, что в ближайший месяц не будет погоды. Посовещались с командиром вертолета. Согласовали действия с Главным управлением. Решили проложить маршрут по побережью через Тикси и Жиганск. Потом по устью и дельте Лены поднялись, минуя все горные хребты. Два дня летели обратно. Благодаря профессионализму экипажа обошли все опасные участки и вернулись домой.

PS. Глава МЧС России Евгений Зиничев отдал распоряжение наградить экипаж вертолета ведомства и спасателей, участвовавших в операции.

Елена Чувашова



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Июнь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930