Спасение на водах на общественных началах

05 Декабря 2018

Как формировалось дело спасения на водах на Мурмане? Исследователи этой темы нашли в архивах немало интересных фактов.

Высочайший рескрипт

Тема «Мурманская область: история и современность» стала основной на круглом столе, который был организован в рамках VII Мурманской международной деловой недели. Особый интерес представителей спасательного ведомства вызвало выступление Татьяны Пашковой, сотрудника ученого секретариата Полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии имени Н. М. Книповича. Рассказывая о становлении рыбного промысла в Баренцевом море, она подняла тему формирования системы оказания помощи пострадавшим при кораблекрушениях.

Значительные изменения в деле спасения на водах произошли на Кольском Севере в начале ХХ века. Рескриптом от 16 января 1902 года августейшего почетного председателя комитета для помощи поморам Русского Севера его императорского высочества великого князя Александра Михайловича на имя председателя Императорского Российского общества спасания на водах генерал-адъютанта адмирала Николая Казнакова было положено начало организации на Мурманском берегу Архангельской губернии спасательных станций со спасательными крейсерами.

Результатом этого ходатайства стало распоряжение Главного управления общества от 25 января 1902 года. В документе признавалась необходимость присутствия спасательных судов в промысловых водах Мурмана, а также указывалось: «Учредить и, по возможности, в нынешнем же году открыть действие двух станций на Восточном берегу Кольского полуострова: в Териберском заливе (в бухте Лодейной) и в Рынде на острове Могильном, который переименован в остров Посьета».

Контракт на постройку судов

Уполномоченным по Мурманским спасательным станциям Общества спасания на водах и ведающим их работой назначили Леонида Брейтфуса — старшего ассистента Мурманской научно-промысловой экспедиции, снаряженной в 1897 году под руководством профессора Николая Книповича.

К сожалению, в настоящее время имя Леонида Брейтфуса известно лишь узкому кругу северян. Хотя он был выдающимся ученым, занимавшимся анализом и систематизацией географических открытий на Севере, решавшим практические вопросы промыслового освоения Арктики, а также много сделавшим для улучшения жизни местного населения и развития безопасности мореплавания на Мурмане.

Так, 3 мая 1902 года Леонид Брейтфус совместно с корабельным инженером генерал-майором Боярским отправился в город Ларвик Северного Королевства для заключения контракта на постройку спасательных ботов — «В. К. Ксения Александровна» и «В. Кн. Александр Михайлович». Корабли заказали норвежскому конструктору Колину Арчеру. В историю кораблестроения он вошел как создатель легендарной шхуны «Фрам», на которой в конце XIX века известный полярный исследователь Фритьоф Нансен предпринял попытку покорения Северного полюса, а в ходе норвежской антарктической экспедиции 1910–1912 годов путешественник Руаль Амундсен совершил высадку в Антарктиде и покорил Южный полюс.

Два бота Императорского общества спасания на водах были построены в том же году и представляли собой одинаковые килевые двухмачтовые парусники. По сравнению с прототипом — шхуной «Фрам» — они имели чуть большие размеры, а также дооснащены, в том числе гребной шлюпкой с полным снабжением и пушкой с принадлежностями для выбрасывания линя при оказании помощи утопающим. «Своей конструкцией, видом, вооружением боты производили хорошее впечатление и напоминали суда лоцманского морского типа», — так описывал построенные спасательные суда уполномоченный Брейтфус.

После получения от руководства ОСВОД разрешения к выходу парусников и патентов на подъем российского флага от господина Теттермана, генерального консула в Христиании (ныне Осло), оба судна совершили переход на Мурман.

Повседневный труд

Началом деятельности спасательных ботов можно считать 11 апреля 1903 года. В тот день на судне «В. К. Ксения Александровна» был отслужен молебен, и оба корабля, подняв флаги, начали кампанию. В книге «По следам «Святой Анны» и штурмана Альбанова» краевед-исследователь Валентина Кузьмина сообщает: «В период крейсерства каждый бот носил на топ-мачте днем и ночью особый опознавательный флаг: Териберский — белый флаг с вышитой красной буквой «Т», Рындский — красный флаг с белой буквой «Р».

По данным уполномоченного Брейтфуса, в первую же навигацию 1903 года ботом «В. Кн. Александр Михайлович» были спасены от явной гибели четыре промысловых судна с 14 промышленниками; 24 промысловых судна с 92 промышленниками и одно мореходное судно с 15 людьми на борту прибуксированы во время штормов в становища. Также была спасена одна шняка с пятью рыбаками на реке Рында.

«Сами поморы выражали глубокую признательность командам спасательных ботов и их шкиперам за повседневный, зачастую опасный труд спасания на водах», — писал в статье о спасательных крейсерах Владимир Андриенко.

Спасательные парусные боты крейсерствовали от 150 до 230 дней в году без смены экипажа. «Только в первые восемь лет службы (с 1903 по 1910 год), — пишет Владимир Андриенко, — они фактически спасли 43 судна со 143 рыбаками. Значительно большее количество аварий за то же время им удалось предотвратить. Они отбуксировали или конвоировали 304 промысловых судна, на борту которых находилось 1104 человека, оказали помощь на рейдах 22 судам… Сезон 1914 года оказался коротким. Из-за начавшейся Первой мировой войны боты вернулись в Кольский залив».

Команды спасательных шхун и боты находились в непосредственном подчинении особого уполномоченного Главного правления Общества спасания на водах, также ему поручалось заведывание станциями, которые были построены в течение 1902–1903 годов.

Помогать государственному делу

Станцию в районе Териберки назвали именем августейшей покровительницы государыни императрицы Марии Федоровны, так как она была устроена на капитал ее величества, а на острове близ Рынды — именем первого председателя ОСВОДа: ее построили на средства, пожертвованные вице-адмиралом Посьетом. Однако из-за неудачно выбранного места в 1905 году спасательную станцию имени Посьета перенесли в Екатерининскую гавань в черту Александровска, а в бухте Подпахта близ становища Гаврилова оборудовали еще одну стоянку.

Спасательные станции представляли собой большие по меркам того времени деревянные двухэтажные дома. Их возвели по планам инженера-архитектора действительного статского советника Петра Купинского. Фасады строений были украшены цветными щитами с изображением эмблем Общества спасания на водах и изречениями августейшей покровительницы. В этих же домах с возведенными рядом вспомогательными постройками жили семьи членов команд спасательных судов.

Несмотря на тяжелый и опасный труд, большинство моряков-добровольцев добросовестно работали, охраняя жизнь людей. Время показало, что решение о сооружении двух спасательных станций на Мурманском побережье оказалось верным и дальновидным, само же дело спасания на водах остается актуальным и в наше время. Потому так значим сохранившийся с 1872 года лозунг: «На общественных началах помогать государственному делу спасания на водах».

 

Татьяна Абрамова,

пресс-центр ГУ МЧС России по Мурманской области



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Ноябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930