Большая трагедия маленькой Армении

11 Декабря 2018

Тридцать лет назад, 7 декабря 1988 года, в 11 часов 41 минуту страшной силы землетрясение нанесло удар по значительной части Армении. В руины превратились улицы Спитака, Ленинакана (Гюмри), целого ряда других городов и поселков. Трагедия унесла жизни более 25 тысяч человек, 140 тысяч стали инвалидами, 16 тысяч были извлечены из-под завалов.

В эти дни по всему миру вспоминают жертв природной катастрофы. Корреспонденты «Спасателя» побывали в районах, пострадавших от стихии, и убедились, что беда способна объединять людей разной национальности и вероисповедания, а горе не заживает даже спустя десятилетия.

Общая беда

Твои весны будут цвести еще,

Твои счастливые дни возродятся еще.

После зимы,

После ада

Поднимется древо жизни

Для тебя, Армения.

Песня «Тебе, Армения» была написана Шарлем Азнавуром после разрушительного Спитакского землетрясения 1988 года, и спели ее десятки звезд с мировым именем. Таким образом они выразили поддержку пострадавшим от удара стихии. Несколькими годами позже на одной из площадей Гюмри поставили прижизненный памятник Азнавуру — он смотрит на сохранившиеся развалины одной из гостиниц города. Обнесенная строительным забором, она до сих пор служит напоминанием о трагедии 30-летней давности. Таких объектов в Гюмри немало. Их не оставили специально в память потомкам, дело тут в другом — города Армении до сих пор полностью так и не восстановились от удара стихии. Конечно же, первым делом строили жилые кварталы. И в Спитаке, и в Гюмри нам показали воссозданные улицы с благоустроенными домами, которые возводились строителями из разных стран. Нам также удалось пообщаться с людьми, пережившими катастрофу. Не было ни одного, кто не потерял бы в тот день родных или близких.

Асфальт ходил волнами

Беда без преувеличения затронула всю республику. Об этом рассказали наши собеседники.

Александр Гиозалян, начальник спасательного управления Ширакской области:

— Я тогда работал начальником пожарной части, находился на службе. Сначала толком никто не понял, что произошло. В основном землетрясения длятся две-три секунды, а здесь было сорок. Земля ходила волнами. В домах один подъезд падал, другой оставался стоять. Люди держали друг друга за руки, чтобы не упасть. В какой-то момент стоявшая во дворе машина ГАЗ-52 поехала прямо на нас, мы еле успели увернуться. Вокруг девятиэтажки складывались как карточные домики. Панель наезжала на панель, люди оказывались зажатыми между ними. Потом кто-то закричал, что разрушилась школа № 16. Было очень страшно. Те, кто остался жив, обнимались и плакали.

От Гюмри до Спитака 40 км, 30 минут езды. Эпицентр землетрясения находился примерно посередине — в селении Ширакамут. Мой брат тогда работал начальником пожарной части Кировакана. А это ближе к Ширакамуту. Я подумал: если такие разрушения у нас, то что же там? Связи не было никакой. Взял машину и поехал в Кировакан. В Ширакамуте от подземного толчка железная дорога сместилась на автотрассу. Кое-как добрался в Кировакан, а там свет горит, молодежь гуляет, как будто и не было ничего. Ударная волна пошла в другую сторону.

Грач Сиракян, заместитель начальника Гюмрийского пожарно-спасательного отряда:

— До сих пор отлично помню этот день. Я работал пожарным, сдал дежурство в части. Пришел домой. Взял книги, пошел в библиотеку менять. Когда вернулся к дому, это и случилось. Асфальт вдруг волной пошел, устоять нельзя было. Вчетвером мы стояли и держали друг друга, чтобы не упасть. Пыль разошлась, и уже все вокруг было в развалинах.

Борис Татевосян, житель Гюмри:

— Я работал на чулочной фабрике, был на улице, когда земля зашаталась. Отошел от здания, чтобы камень или стекло не попали в голову. Люди бежали от фабрики кто куда. И я побежал домой. По дороге на моих глазах рухнула пятиэтажка. Через 45 минут добежал до дома. На его месте были горевшие развалины. 32 человека погибли в огне, в том числе и моя жена.

Из-под завалов

По воспоминаниям очевидцев, настоящие спасательные работы начались лишь на третьи-четвертые сутки после случившегося. До этого люди сами пытались разгребать завалы, чтобы, если повезет, достать из-под железобетонных плит оставшихся в живых.

В первый день после землетрясения, по мировой статистике, погибает 60% людей, оставшихся под завалами. На третий день — около 90%. В первый день жители Гюмри спасли примерно 20 тысяч своих земляков. На третий день приехали профессиональные спасатели из-за рубежа. С инструментами, которых в СССР просто не было. Они быстро резали арматуру, поднимали тяжести. В результате они спасли 4800 человек. Кинологов-спасателей в нашей стране тогда тоже не было. Поисковых собак привезли датчане, французы и канадцы. Объявляли в радиусе 500 м минуту тишины, чтобы услышать людей под завалами. Говорят, тишина стояла такая, что даже муху было слышно. Одного мальчика достали из завалов через 7 дней, мужчину — через 22 (!) дня, но он все это время находился в подвале, где были и вода, и съестные припасы. Но больше всего спасателей поразила женщина, которая под завалами резала себе вены и поила кровью своего грудного ребенка.

Проблема восстановления

На пятнадцатый день после землетрясения в пострадавшие районы приехали работать японские спасатели. Они, знакомые с подземной стихией не понаслышке, сказали встречавшим их армянским специалистам: «Вы только через 20 лет поймете, что с вами случилось». «Прошло 30 лет, но мы до сих пор не можем смириться с этой болью, — говорят жители Спитака. — Для нас все это было как вчера».

Приезжавший в Спитак с супругой Михаил Горбачев обещал за два года восстановить зону землетрясения. И действительно, поначалу восстановление пошло быстрым темпом. В Армению приехало большое количество строителей со всех республик Советского Союза. 1 января 1989 года в Гюмри началось строительство первого дома. Только в Ленинакане работали 24 тысячи приезжих строителей. Эффективное восстановление шло где-то полтора года, потом обострились конфликты Армении с Азербайджаном и Турцией. Поток в республику стройматериалов и техники пошел на спад и постепенно вовсе прекратился. Строители были вынуждены уехать. Осталось незавершенным возведение большого количества зданий высотой четыре этажа. Достроить все их на свои средства Армения не могла. И тем не менее сейчас население более или менее обеспечено жильем. Усилены или заново отстроены здания школ, больниц. Самая большая остающаяся проблема — разрушенное производство.

— Мы славились всесоюзного масштаба заводами, — говорят жители Гюмри. — Они два-три года не работали, потеряли рынок, а войти в него обратно не смогли.

Воссоздание производства — самый болезненный вопрос для пострадавших районов. Уровень безработицы в Армении высок. Согласно примерным подсчетам экономистов, если в Гюмри создать 5–7 тысяч рабочих мест, город оживет. Население его в момент землетрясения составляло 230 тысяч человек, сейчас — около 120 тысяч. После трагедии многие переехали жить в Россию, Европу, Америку.

Холм памяти

Вместе с Серопом Габреляном, начальником пожарно-спасательной службы Спитака, его заместителем Арменом Бакиняном и бывшим начальником пожарной части Аркадием Бовяном мы едем к мемориалу, посвященному землетрясению. Он находится на холме, с которого открывается панорама Спитака — он аккуратно и как-то уютно вписался в горный ландшафт. В 1988 году город лежал в руинах, и жители бережно хранят память об этом. 7 декабря они обязательно придут к мемориалу, принесут цветы, зажгут свечи.

Центр мемориала — это памятник советским военнослужащим, которые выполнили основную часть работы по разбору завалов. По кругу установлены памятные камни, на них перечислены заслуги и имена пришедших на помощь армянскому народу общественных деятелей, врачей, летчиков, строителей. Особое уважение — четырем персонам. Помимо уже названного Шарля Азнавура, это католикос Вазген I, мать Тереза и бывший председатель Совета министров СССР Николай Рыжков.

— В зоне землетрясения их знают все. Их именами названы школы. Они сделали очень много в плане моральной поддержки, а в первые дни после землетрясения народ в ней нуждался больше всего, — говорит Аркадий Бовян.

Рыжкову в Спитаке установили памятник, переименовали в его честь бывшую улицу Кирова. Его считают настоящим национальным героем.

— Спитакский мемориал олицетворяет идею скорби и вечной памяти, — говорит Армен Бакинян. — Он как мост между прошлым и настоящим, как напоминание живущим о героической истории народа.

В эти дни памятные конференции пройдут в Гюмри и Ереване. В Москве по инициативе РОССОЮЗСПАСа состоится встреча людей, участвовавших в спасательных работах в Армении. Эта дата — по-настоящему значимая. Именно после Спитакского землетрясения пришло осознание того, что большая страна нуждается в сильной самостоятельной спасательной службе. Вскоре после этой трагедии началось формирование будущей системы МЧС.



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Сентябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30