Час для спасения жизни

18 Декабря 2018

Врачи и инженеры Центроспаса стали обладателями первой Всероссийской премии в области санитарной авиации «Золотой час» в номинации «Вклад в развитие санитарной авиации». Корреспондент «Спасателя» побеседовал с начальником службы аэромобильного госпиталя и организации медицинской помощи при ЧС отряда Игорем Якиревичем и врачом анестезиологом-реаниматологом службы Александром Поповым о пути к этой заслуженной награде.

Старт большого пути

— Как и когда началась разработка системы санитарной авиационной эвакуации пострадавших в чрезвычайных ситуациях?

Игорь Якиревич: Начало этой работы было положено в 2004 году, после событий в Беслане. Сергей Шойгу поручил нам — медицинской службе Центроспаса — разработать этот механизм. Мы трудились три года. В 2008 году на обеспечении МЧС России появились вертолетные медицинские модули. Затем мы создали набор оборудования для самолета Ил-76.

Александр Попов: Первый полет с такой задачей состоялся 18 декабря 2008 года. Мы забирали из Израиля пострадавших в тяжелом ДТП российских туристов. Вылетели на Ил-76, на борту которого было два модуля на восемь мест.

И. Я.: Первая массовая эвакуация пострадавших, в которых были задействованы наши технологии, состоялась в 2009 году. Оснащенный всей необходимой аппаратурой Ил-76 эвакуировал из Перми в ожоговые центры Москвы и Санкт-Петербурга пострадавших при пожаре в ночном клубе «Хромая лошадь».

Новый подход к старым задачам

— То есть вы были первопроходцами?

И. Я.: Не совсем. Скорее реформаторами. Санитарная авиация существовала и в Советском Союзе. Но смысл в том, что наша технология позволяет оказывать помощь пострадавшим прямо во время полета. Мы целиком и полностью оснащены с точки зрения тех технологий, которые требуются нашим пациентам, и можем вести работу с большим количеством пострадавших в соответствии со всеми стандартами реанимации. Необходимо особо отметить, что наши изделия полностью соответствуют всем необходимым требованиям Росздравнадзора и авиации, а воздушные суда адаптированы для их применения. Именно в МЧС России и именно в отряде Центроспас ровно десять лет назад это оборудование было поставлено на снабжение. За прошедшее десятилетие была оказана помощь большому числу пострадавших в России и за рубежом.

Наша методика получила признание на самом высоком уровне. Президент России издал указ, согласно которому аналогичная схема оказания помощи воплощается в жизнь в субъектах страны.

Безусловно, проделан огромный труд. И очень приятно получить высокую оценку за выполненную работу.

А. П.: Суть наших технологий — разработка стандартных модулей, которые можно приспособить под различные задачи, и создание схемы их применения.

Модуль — это фактически каркас строго определенных размеров. Он может устанавливаться в салоне самолета или вертолета той модели, для которой разработан. Внутри него — места для фиксации стандартных носилок, которые применяются во всей системе МЧС России. Это позволяет не тревожить больного лишний раз. Каждый модуль оборудован кардиомониторами и двумя аппаратами искусственной вентиляции легких — основным и дублирующим. Модули подключаются к бортовой сети летательного аппарата. Но на всякий случай все они оборудованы системами автономного энергоснабжения, рассчитанными на девятичасовую работу. Набор дополнительного оборудования можно варьировать. Есть кювезы для транспортировки недоношенных детей. Есть полностью изолированные боксы для перевозки инфекционных больных. Есть уникальный набор аппаратуры для перевозки тяжелейших пациентов с токсикозами любой этиологии. Мы первыми в мире применили на основе этих модулей технологию безаппаратного плазмафореза во время полета. Есть оборудование, позволяющее успешно транспортировать крайне тяжелых больных с пороками развития сердца, где необходима экстракорпоральная мембранная оксигенация, то есть искусственное насыщение крови кислородом при практически неработающих легких и сердце. Таких пациентов и по земле везти страшно. Но мы успешно возим их по небу. Это уникальные операции.

Мы можем обустроить в вертолете Ми-8 полностью оборудованное реанимационное отделение на четыре места. А в Ил-76 — многопрофильное реанимационное отделение на 20 коек. Наша модульная система позволяет уменьшить смертность в три раза. Кстати, сейчас эта схема работы один в один применяется в Министерстве обороны, МВД, Росгвардии, ФСБ.

У нас на оснащении 10 модулей на два самолета Ил-76. Если мы их задействуем по полной, можем эвакуировать 40 крайне тяжелых пострадавших. Есть 12 одноместных модулей, рассчитанных на применение в самолетах «Сухой Суперджет 100» и Ан-148.

Модули демонтируются с вертолета за 10 минут, а с самолета за 20. И это еще один плюс наших технологий. Ведь специализированный самолет со стационарно закрепленным на борту оборудованием невозможно использовать для других целей. А их простой обходится в огромные деньги.

Вдобавок к этим уникальным аппаратам прилагается система их применения. Она включает в себя огромный пласт наземной работы. Мы летим выполнять задание, четко зная, с чем нам придется столкнуться. Есть медицинские рапорты на пострадавших, продумана логистика их доставки на борт. А в случае с эвакуацией из-за рубежа решены все консульские вопросы.

И. Я.: Инженеры нашей службы делают все, чтобы аппаратура действовала без сбоев и была готова к работе в любую минуту. Нельзя не сказать и о наших спасателях, которые всегда и во всем нам помогают. Да и в разработке модулей нам очень сильно помогли. Нам посчастливилось встретиться с единомышленниками из Татарстана. Казанский агрегатный завод — это средоточие инженерной авиационной мысли. У специалистов предприятия один ответ на наши просьбы: «Мы вам все сделаем. Вы только скажите, как вы это видите». Соединение усилий этого талантливого коллектива и нашего профессионального видения позволило в итоге сотворить маленькое чудо.

Самая скорая помощь

— Значит, делается все, чтобы пострадавший получил помощь как можно скорее. Верно?

И. Я.: Золотой час — время, когда шансы спасти пострадавшего максимальны, — драгоценен. Девиз нашего министерства — «Предотвращение, спасение, помощь». Пострадавшим помогают руки спасателей и врачей. С первого дня существования отряда Центроспас дело было поставлено так, что медицинское сопровождение спасательных работ обеспечивают именно медики, а не парамедики или обученные инструкторы. Потому что ценность человеческой жизни нельзя измерить ничем.

Наша работа начинается с той минуты, когда мы помогаем извлечь пострадавшего из очага ЧС, в котором он был травмирован. Именно с этого момента он начинает получать помощь. В дело вступают врачи МЧС России.

— Какие проблемы предстоит решать?

А. П.: Врачи, летающие в такие рейсы, не являются членами экипажа самолета. То есть не получают положенных летному персоналу льгот. Хотя находятся в одинаковых условиях с пилотами.

Еще одна проблема — определение мест для строительства вертолетных площадок в регионах. Это наши летчики умеют садиться, где надо, и имеют на то разрешение. У гражданской санавиации такого нет.

— Сколько сегодня человек трудится в медицинской службе Центроспаса?

И. Я.: Нас совсем немного. Порядка 35 медицинских работников и 12 инженеров. Но главное не количество специалистов, а результат: за десять лет мы совершили более тысячи полетов для эвакуации пострадавших.



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Октябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031