За жизнь нужно бороться до упора

24 Декабря 2018

Звание заслуженного спасателя Российской Федерации на этой неделе присвоено заместителю начальника Эльбрусского высокогорного поисково-спасательного отряда Альберту Хаджиеву. Не так давно мы встречались на базе отряда, в Терсколе. Разговор получился интересный. Но вначале посмотрели на смартфоне видео, на котором спасатели вытягивают человека из трещины, как в сказке «Репка». По команде «Оп!» — рывок, и веревка поднимает пострадавшего еще на несколько сантиметров. В общем, все завершилось благополучно, чему мой собеседник, кажется, абсолютно не удивился. За четверть века работы в горах он насмотрелся всякого, о чем и рассказал «Спасателю».

Вхождение в профессию

В Эльбрусскую спасательную службу я пришел 25 лет назад. По большому счету не был приспособлен к работе в горах. Жил в Донецке. Учился на инженера. Вернулся сюда, домой. По специальности устроиться было трудно. Думал поработать оперативным дежурным, а потом перевелся в спасатели и заболел этой профессией. Сначала казалось — сплошная романтика! А потом было тяжело. Сбросил за полтора-два года около 15 кг. Кстати, держу этот вес по сей день.

Помню очень трудный первый подъем на Эльбрус. Сначала ведь смотришь на эту гору и думаешь: чего сложного на нее забраться? Поэтому не совсем серьезно отнесся к акклиматизации. Этого хватило для полноты ощущений. Был рад, что дошел до Восточной вершины и вернулся обратно. И только тогда понял, что к этой горе, да и ко всем другим, нужно относиться серьезно и с уважением. Почти 15 лет я был «ходячим спасателем». В год по семь-восемь раз восходил на Эльбрус.

Легкомыслие до добра не доводит

За плечами у меня более 340 спасательных операций. На многих из них я был руководителем. В голове откладываются почти все работы. Помню, как вытаскивали упавшего в трещину на 90-метровую глубину поляка, ему сказочно повезло: он отделался переломом ноги. Везунчиков хватает. Сколько было случаев, когда человек, не зная дороги, проходил как по минному полю через всю зону трещин. Чаще всего к трагедиям приводит легкомыслие, а ему нет места в горах. Например, группа восходителей видит, что надвигается непогода, и все равно продолжает подъем. Так пропадают люди.

Был случай. Шла группа, ее руководитель надиктовывал каждый шаг на диктофон. На спуске они решили поставить палатки, хотя погода позволяла уйти вниз. Последняя запись на диктофоне: «Ветер порвал палатки, а дальше не знаю, что будет». А дальше было вот что: группа разбрелась, из семи человек четверо пропали. Это один из примеров легкомыслия руководителя, который привел людей в горы неподготовленными.

Многие снимают восхождение на видео. На съемках четко видно, что надвигается непогода, а люди не спешат возвращаться в лагерь. Это часто заканчивается трагедией. На высоте, когда человек устал, когда непогода, ему становится все равно, идти или не идти и куда идти. Надо иметь большую силу воли, чтобы реально оценивать ситуацию.

Для нас, спасателей, самое тяжелое — это общение с родственниками погибших. Бывает, пропал человек. Ищем неделю и больше, а толку нет. Родственники просто не могут себе представить масштабы горы, просят продолжать поиски. Как им объяснишь, что шансов найти людей живыми не осталось.

Выход в горы

Снаряжение берется с учетом характера и вида работ. Если это скальные участки, то снаряжение скальное, альпинистское. Как минимум суточный запас еды.

Нужно всегда оценивать обстановку, когда собираешь рюкзак. В условиях высокогорья ощущается каждый грамм.

В зоне своей ответственности нужно знать все. С опытом приходит знание рельефа, хотя и он меняется. Ледник, например, просел метров на 15–20, открываются новые трещины.

Лавины — страшная и непредсказуемая вещь. Относительно них в голове у многих заложено: с кем угодно может случиться, только не со мной.

При каких обстоятельствах я не пошлю спасателя на гору? Трудно сказать. Если знаешь, что там беда, гибнет человек, надо идти. Наверное, за всю мою практику было раза два, когда я не пускал ребят. Но чаще всего, когда есть хоть один шанс из тысячи, спасатели выходят на операцию.

В основном вызовы поступают во второй половине суток, к концу рабочего дня. Много происшествий происходит во время спуска, когда люди устали, теряют контроль, бдительность. Есть условный час возврата с горы. Если к 14 часам вы не успеваете возвратиться на базу, лучше отложить восхождение. Впрочем, час возврата у каждого свой. Как и у каждого свой высотный порог.

Об оценке риска

Все спасатели умеют работать в связке, доверяют друг другу. Когда знаешь, что твои товарищи стоят на страховке, почему бы и не спуститься в трещину. Боязни нет перед операцией высокой степени риска. Это для обычного человека героизм, а для спасателя — обычная работа. Но для ее выполнения надо иметь внутренний стержень, а еще очень важно грамотно оценивать риски, свое физическое состояние, погодные условия. Если есть угроза жизни спасателю, можно не работать. С другой стороны, как не работать, если на горе живой человек ждет помощи. Бывало, и в минус сорок, при ветре, сбивающем с ног, работали всю ночь, ходили и искали. Потому что сидеть и ждать — хуже некуда. Седых волос прибавляется, когда не сам работаешь на горе, а твои коллеги, особенно если операция происходит в тяжелейших условиях. Ожидание возвращения группы отнимает много нервов, а оно может продолжаться и несколько часов, и сутки.

Кто-то говорит о коварстве Эльбруса, но люди сами не оценивают свои возможности. Не гора виновата, что ты переоценил собственные силы. На форумах пишут: не надо считать спасателей ангелами, которые прилетят и сделают всю работу за тебя. За жизнь нужно бороться до упора, не терять самообладания. К несчастному случаю часто приводит паника, моральная неготовность человека к трудностям. Необходимо мобилизоваться и обдумать ситуацию. В горах моментально никто не придет на помощь. Спасатели точно такие же люди, как и остальные, только идущие осознанно на риск.

О нынешнем поколении спасателей

Отличие нынешних спасателей от нас, стоявших у истоков службы, в мышлении, оснащении, снаряжении. В прежние времена был другой подход. Спасателей разделяли на горных и равнинных. Были узконаправленные специалисты, а сейчас работают универсалы. Например, каждый желающий из числа спасателей может пройти 45-дневную подготовку и стать водителем ратрака. Есть у нас уникальные спасатели первого класса. Они обладают высоким уровнем подготовки, владеют несколькими смежными специальностями.

О восстановлении

Лучшее восстановление — выспаться, хорошо покушать.



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Март »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031