Хранители тайги

29 Января 2019

Мы начинаем цикл рассказов о базирующемся в Абакане Южно-Сибирском поисково-спасательном отряде — филиале Сибирского ПСО. Зона его ответственности — Хакасия и семь районов Красноярского края, в том числе знаменитый природный парк «Ергаки».

Ландшафтное разнообразие

По мнению начальника отряда Александра Себова, главная специфика работы подразделения заключается в большом ландшафтном разнообразии территории реагирования, что в сочетании с ее исполинскими размерами делает каждую спасательную операцию уникальной, не похожей на другие. Здесь есть и степь, и лесостепь, и таежные массивы, и горно-таежные, и множество самых разнообразных водоемов — от бурных горных рек до соленых озер. Применять одни и те же методы работы при таких особенностях невозможно. Сложностей добавляет слаборазвитая инфраструктура. Часто происшествия случаются там, куда добираться без вертолета можно больше суток. А вертолет есть не всегда, и не всегда он может летать.

Естественно, в таких условиях ценится разнообразие навыков спасателей. Вопрос профессиональной подготовки и обучения смежным специальностям в ЮСПСО стоит во главе угла. Но, разумеется, всегда есть те, кто в чем-то выделяется. Особенно ценятся ходовые качества, поскольку много куда можно добраться только на своих двоих, альпинистская подготовка (Ергаки — это сплошные горы) и умение работать на акватории. Происшествий на воде в Хакасии хватает.

Практика показывает, что человек может найти неприятности на свою голову где угодно. Вот, например, история. Пропала группа рыбаков. Причем не на льду, не на горной реке, а во вполне безопасном месте — в Бейском районе около озера Журавлиное. До ближайшего населенного пункта всего-то порядка 8 км. Но есть нюанс: дело было в марте, и накануне обильно выпал снег — около 20 см. Вокруг озера — солончак, который раскис и стал труднопроходимым. Но рыбаков это не остановило.

— Вызов пришел в районе девяти вечера, — вспоминают спасатели. — Вокруг уже вовсю шли подтопления, текли ручьи, проселочные дороги превратились в непролазную грязь. Наш полноприводный КамАЗ шел с большим трудом. Там, где рассчитывали, рыбаков не нашли. И по всему выходило, что они еще дальше, куда проехать уже не получалось. Пошли пешком и в конце концов сумели их обнаружить. У них была старенькая «тойота», они просто-напросто застряли. Удивил состав: трое мужчин, женщина и 70-летний дед, неходячий инвалид 1-й группы. На вопрос «Чего вы сюда поперлись?» наиболее адекватный из них ответил: «Дед ухи свежей захотел». Шансы замерзнуть у них были вполне реальные.

Там, где мы их нашли, было совсем все раскисшее, до этого места мы на КамАЗе не могли доехать примерно полкилометра. Мы им сказали: если сейчас машину вашу не вытащим, то деда понесем на носилках, а вы за нами ногами. Но все же удалось раскачать и вытолкать джип.

Звезды и трудяги

Одна из интересных особенностей ЮСПСО — его четвероногие спасатели-лошади. Определенно экзотика. Но они тоже вносят свой вклад в общее дело. Появились в отряде благодаря его руководителю, решившемуся несколько лет назад пополнить штат таким образом.

— Помню, мне звонит начальник головного отряда и говорит: «Есть лошади. Хочешь взять?» — рассказывает Александр Себов. — А я как-то даже не раздумывал: «Да, мы берем». Он удивляется: «Так у тебя же ничего нет для них». «Ну и что? Будем делать», — говорю. Сделали. И сегодня порядка 20 работ в год выполняется с применением служебных животных.

Инфраструктуру для лошадей пришлось создавать своими руками. Зато сейчас есть несколько конюшен, вольер для выгула, манеж, посыпанный свежими опилками для тренировок. Животным тут неплохо — лошади занимаются привычным делом и даже регулярно дают потомство. Приплод не то чтобы необходимость, но спасательная работа такова, что с лошадью может что-то случиться. В прошлом году клещ укусил коня, он заболел энцефалитом. Спасти его было невозможно. Сейчас ему уже подрастает замена. Но, по словам руководителя конно-кинологического подразделения отряда Светланы Усольцевой, не всякая лошадь может стать спасательной. Есть от природы пугливые, с повышенной тревожностью. Такие работать в ПСО не смогут.

— Когда мы получаем потомство, смотрим: если лошадь спокойная, оставляем ее и начинаем обучать под себя. Если нет, стараемся найти более спокойное животное и производим обмен, — рассказывает специалист.

Спасательные лошади проходят особую подготовку. В первую очередь их приучают к спокойствию — чтобы не боялись больших скоплений людей, техногенных шумов, разного рода техники. Позади конюшни стоит специальный шумовой тренажер. В качестве бонуса выступает авиация — буквально в нескольких десятках метров от конюшни расположен торец ВПП абаканского аэропорта, и периодический гул авиационных двигателей тоже помогает четвероногим спасателям выработать должную выдержку.

Второе направление подготовки — выездка. Только не спортивная, а спасательная: у лошади вырабатывается особый плавный ход. Светлана Усольцева сама придумала конструкцию носилок, которые можно было бы жестко закреплять на крупе лошади и транспортировать в них пострадавшего. Только с июня прошлого года лошади ЮСПСО провели в природном парке «Ергаки» более десяти спасательных операций, связанных с эвакуацией травмированных туристов. К тому же лошади неприхотливы, они могут работать в горах в любое время года, исключая периоды очень сильных морозов.

Ну и конечно, животных активно используют для профилактики. Лошадь сама по себе привлекает внимание, а если на ней знаки различия МЧС и всадник в комбинезоне спасателя — интереса будет еще больше. На том же пляже можно сразу собрать широкую аудиторию, покатать ребятишек, сфотографироваться с желающими. При таком подходе слова о безопасности до людей доходят гораздо лучше.

Дмитрий Рассказов



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Июль »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031