Катастрофа в Курьере

20 Марта 2020

Окончание. Начало в № 9

Катастрофа в Курьере

Произошедшая 10 марта 1906 года авария на французской шахте стала крупнейшей по числу жертв за всю историю горнорудного дела в Европе.

УРОКИ ИСТОРИИ

Ошибочное решение

Спасательная операция длилась менее двух суток. Формальным основанием для столь быстрого прекращения стала угроза жизням горноспасателей, хотя они сами, зная, что где-то там, под завалами, есть живые люди, ждущие помощи, рвались под землю. Но фактическая причина была далека от заботы о чьем-то благополучии.

Дело в том, что в ходе спасоперации произошла смена ее руководства. По установленным во Франции правилам, ликвидацией аварий такого масштаба занимались представители Генерального горного совета. Вечером 10 марта на место трагедии прибыли генеральный директор совета Фредерик Делафонд и главный инженер Гюстав Леон, которые и возглавили операцию.

Смена руководства не пошла на пользу делу, а наоборот, внесла разлад. Местные инженеры и шахтеры старались не терять ни минуты, отдавая себе отчет в том, что шансы на спасение оставшихся в живых стремительно тают. А государственные инженеры подходили к вопросу более академически и, прежде чем разворачивать спасательную операцию, хотели как следует уяснить для себя создавшееся положение. Для этой цели они намеревались созвать круглый стол и опросить выживших, чтобы составить точную карту произошедшего. Конфликт между столь разными подходами погасить так и не удалось, и представители власти решили его административным путем. Их решение гласило: «Принимая во внимание невозможность разблокирования ствола шахты 3 и то, что все обследования из шахт 2 и 4 показали, что там не осталось выживших, с 22.00 11 марта закрыть ствол шахты 3».

Во исполнение этого решения той же ночью был проведен реверс системы вентиляции. Если до этого она работала на обеспечение воздухом остававшихся под землей, то теперь выполняла противоположную задачу — скорейшую очистку подземелий от продуктов горения. С этой целью с таким трудом расчищенный ствол шахты 3 был замурован, а вентиляция шахт 2 и 4 стала работать на вытяжку дыма. Это решение позволяло в кратчайшие сроки приступить к возобновлению работы шахт, но фактически являлось смертным приговором для остающихся под землей.

Братская помощь

Утром 12 марта французским горнякам поступила неожиданная помощь из-за границы. 25 добровольцев-горноспасателей из немецкой горнодобывающей компании Hibernia под руководством генерального директора ассоциации по добыче полезных ископаемых Конрада Энгеля приехали в Курьер, чтобы оказать помощь французским коллегам-горнякам.

Французское руководство крайне скептически отнеслось к предложенной помощи. Во-первых, спасательная операция уже была прекращена, а во-вторых, что могут сделать 25 человек там, где потерпели неудачу несколько сотен? Но у немцев было одно крайне важное преимущество: у них имелись дыхательные приборы Гульельминетти — Драгера, а сами спасатели были обучены работе в условиях отравленного воздуха.

Конрад Энгель позже вспоминал: «Почему мы переехали в чужую страну и в чужую шахту? Одна вещь заставила нас всех. Мы около девяти лет учились выполнять горные работы в непригодных для дыхания газах. У нас на шахте Шамрок в Херне были разработаны и проверены в бесчисленных испытаниях устройства, позволяющие не только жить, но и работать в атмосфере, насыщенной ядовитыми газами. Мы знали, что после стольких лет подготовки мы можем это сделать, и на вопрос, заданный Ассоциацией горнодобывающей промышленности Эссена, можем ли мы помочь французам, я без лишних слов ответил: да.

Сам по себе запрос от горнодобывающей ассоциации не был чем-то необычным, поскольку спасательная команда Шамрок уже вызывалась для оказания помощи в случае различных событий, связанных с добычей газа. Получив разрешение от моей компании, я спросил членов нашей команды спасателей, хотят ли они поехать со мной во Францию, и никто из них не отказался».

Немецкая спасательная команда смогла приступить к работе только через 48 часов после аварии. Изначально она не находила выживших, но подняла на поверхность много тел погибших. Ее усилия вызвали волну симпатий среди французского населения. Уже 14 марта лидер социалистов Жан Жорес написал под заголовком «Символы» в газете «Юманите»: «Немецкие шахтеры нырнули в глотку смерти. Они подняли трупы своих французских братьев. Вы создали новую связь между французскими и немецкими рабочими. И теперь правительства и капиталисты могут попытаться стравить шахтеров из Па-де-Кале и из Вестфалии! Вы можете попытаться разорвать эту братскую связь и боль, которая объединяет их! Эти люди хотят отдать свои жизни друг за друга, они готовы пожертвовать собой ради друг друга».

Мало кто в тот момент мог представить, что спустя восемь лет эти люди, рисковавшие жизнью друг за друга, сойдутся на полях сражений Первой мировой. Что еще любопытнее, в 1931 году в Германии был снят фильм «Kameradschaft», рассказывавший о работе немецких спасателей на французской шахте. И, опять-таки спустя восемь лет, французы и немцы снова окажутся по разные стороны фронта, на этот раз Второй мировой войны.

Гнев и боль

13 марта состоялись похороны погибших. Большинство тел сильно обгорели и не могли быть опознаны. Они в крайней спешке были захоронены в братской могиле, что добавило горечи их родственникам. Директора компании встретили криками «Убийца!», а главный инженер, освистанный толпой, вынужден был покинуть кладбище. На следующий день шахтеры отказались спускаться под землю. Профсоюзы призвали к забастовке, которая быстро распространилась на окружающие шахты сперва во Франции, а затем и в соседней Бельгии.

16 марта бастовали 25 тысяч рабочих, а к концу месяца эта цифра выросла до 60 тысяч. Забастовки переросли в вооруженные столкновения с полицией и в призывы к революции. Для подавления волнений тогдашний министр внутренних дел Жорж Клемансо мобилизовал 30 тысяч жандармов и солдат. В итоге, несмотря на репрессии, шахтеры добились ряда существенных уступок от владельцев шахт. Была повышена заработная плата, улучшены условия труда, а семьи погибших стали получать от компании пенсии по утрате кормильца.

Все задавались вопросом: можно ли в этой ситуации было сделать что-то большее для спасения горняков? Жан Жорес в «Юманите» вопрошал: «И правда ли, что по фатальной ошибке те, кто руководил спасением, полагая, что выживших больше не существует, заботился больше о шахте, чем о людях?»

Правительство назначило комиссию по расследованию спасательной операции. Опубликованный отчет полностью оправдал действия государственных инженеров, но это не успокоило общественное мнение, а наоборот, спровоцировало острый политический кризис. Он породил общественное движение, которое привело к принятию трудового кодекса и созданию министерства труда и социальной защиты.

Обыкновенное чудо

30 марта в шахте 2 были обнаружены 13 горняков. Почти три недели они блуждали в кромешной темноте. Все это время шахтеры питались мясом убитого пони (в начале ХХ века электротранспорт только начинал применяться под землей, поэтому основной движущей силой были лошади) и найденным у него в яслях овсом. Большинство выживших после своего спасения продолжили работу на шахте, причем один из них, Оноре Куплет, прожил долгую жизнь, умерев в возрасте 91 года.

Но еще более фантастичной стала история Огастеса Берту. В течение 24 дней он бродил на глубине более 300 м в полной темноте, в насыщенном токсичными газами воздухе, и 4 апреля был обнаружен на нижних уровнях шахты немецкими спасателями.

Выводы и последствия

Из почти 1675 находившихся под землей в момент аварии горняков погибли 1099 человек. В большинстве случаев причиной их смерти стало удушье или пожар. К этому числу следует добавить гибель 16 спасателей.

Масштабы катастрофы в Курьере объясняются недооценкой угрозы взрыва угольной пыли при создании протяженной, 110-километровой сети подземных галерей. Исследования, позже проведенные в этом направлении, привели к изобретению особых противопылевых заграждений, или таффанелей, названных в честь их изобретателя Жака Таффанеля. Такие заграждения, расположенные вдоль галерей, доказали свою эффективность: с момента катастрофы в Курьере не произошло ни одной подобной аварии сопоставимого масштаба.

Еще одним важным уроком, извлеченным из трагедии, стало создание во Франции центральной спасательной станции, предназначенной для обучения специализированных спасательных команд и исследования рисков при проведении подземных работ, в том числе связанных с огнем и пылью. 

Владимир Другак,

по книге D'Henri Bourdon

«Billy au сoeur de la catastrophe de Courrieres»



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Июль »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031