Наш вклад в помощь миру

05 Февраля 2021

5 февраля 1993 года из Ногинска в Югославию выдвинулась первая гуманитарная колонна российского спасательного ведомства. Эту дату принято считать Днем международной чрезвычайной помощи. О значимости выполненной 28 лет назад работы рассуждает ее непосредственный участник, бывший тогда заместителем начальника Главного управления международного сотрудничества Госкомитета по делам ГО, ЧС и ликвидации последствий стихийных бедствий России, а ныне действительный государственный советник РФ 2-го класса Юрий Бражников.

МИССИЯ

Уже на начальных этапах становления структур МЧС России были востребованы и реализованы эффективные практики борьбы с катастрофами. В общем ряду выделяется югославский кризис, в котором Россия достойно, по контракту с ООН, реализовала вклад в мироустройство исключительно гуманитарными методами. Отправка в начале 1993 года в регионы бывшей Югославии гуманитарного конвоя и помощь братским народам были осуществлены на достаточно высоком уровне. Поэтому уже в 1994 году силы МЧС России срочно, по запросу ООН, участвовали в разрешении подобных задач в Центральной Африке. В целом это подтверждает тезис о помощи миру.

Напомним, к концу 1992 года мир оказался на грани большой беды — конфликт в Югославии зашел слишком далеко. Необходимо было срочно и эффективно поддержать миротворческую операцию, развернутую ООН. Гуманитарное присутствие России было необходимо как по линии ООН, так и исходя из роста числа жертв среди мирного населения братских народов. За многократными заявлениями МИД России последовало принятие решений Верховным Советом и Правительством РФ в пользу поддержки ввода эффективных миротворческих сил в Югославию.

Руководство чрезвычайного ведомства в начале декабря 1992 года получило задачу, и делегация ГКЧС России 20–25 декабря провела соответствующие переговоры в штаб-квартире Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ). 5 января 1993 года на брифинге МИД России сообщили, что принципиальная договоренность достигнута. При этом необходимо было, чтобы силы МЧС России, то есть автоконвои, отвечали всем требованиям УВКБ и тогда был бы подписан контракт, который предстояло продлевать в зависимости от качества работы.

Как руководитель делегации я зафиксировал все требования ООН к автоконвоям и заверил, что они будут выполнены. Однако ведущий  партнер из УВКБ заметил, что страны, которые уже такие силы предоставили, готовили их два-три года. В предновогодние дни министру Сергею Шойгу был представлен доклад с требованиями ООН.

Последовали поручения необходимым структурам. Их предстояло выполнить в течение месяца. Следовало учесть фактор перемещения по горным дорогам, боевые условия, а также наладить тесные связи с производителями КамАЗов. Кроме того, были предъявлены особые требования к водителям — в кабине головной машины конвоя должен был находиться координатор-переводчик. Требовалась устойчивая связь с каждой машиной и еще многое другое, что в итоге, как говорится, было принято на вооружение. Особая ответственность возлагалась на командиров как каждого автоконвоя, так и на руководство автотранспортной группы.

Со стороны МИД России персональная ответственность по урегулированию конфликта в данном регионе возлагалась на заместителя министра Виталия Чуркина, а информация в печать и СМИ поступала от директора соответствующего департамента Сергея Ястржембского. МИД России оказал важную помощь нашему ведомству. Вот цитата Ястржембского из брифинга, состоявшегося 5 января 1993 года: «По нашему мнению, в случае подписания и устойчивого осуществления такого соглашения открывается канал практического сотрудничества между Российской Федерацией в лице ГКЧС и учреждениями ООН в рамках глобальных чрезвычайных гуманитарных действий».

Так оно и получилось. Уже через месяц первый автоконвой России был готов к отправке на югославское направление. 10 февраля автоконвой с соответствующим обеспечением прибыл в Белград, через сутки он был направлен в боснийский город Сараево, где назревала гуманитарная катастрофа. Подробности этого броска хорошо известны, и не будем на них останавливаться. Здесь же в качестве справки приведем некоторые обобщающие данные о практических делах по вкладу нашей международной деятельности в «помощь миру».

Итак, российская автотранспортная группа в составе трех автомобильных отрядов с февраля 1993 по апрель 1995 года доставила 100 тысяч тонн гуманитарных грузов, что обеспечило выживание 200 тысяч человек. Полностью разделяю мнение бывшего начальника Центроспаса, командира первого автоконвоя в сараевское пекло Михаила Фалеева: «Отлично выполненное задание Родины!» Руководство УВКБ тоже отметило, что задача была выполнена «наилучшим образом».

С учетом опыта работы в Югославии такие автоконвои вошли в состав Российского нацио­нального корпуса чрезвычайного гуманитарного реагирования, развернутого во исполнение поручения Президента Российской Федерации от 8 ноября 1994 года № 573-рп для оказания международной помощи.

В дальнейшем такие автоконвои успешно решали задачи гуманитарной помощи при конфликтах и кризисах в Африке (Танзания, Руанда, Конго), Центрально-Азиатском регионе, включая Афганистан, а также на пространстве СНГ.

По результатам проделанной работы, получившей положительную оценку как российского руководства, так и ООН, дата 5 февраля 1993 года в МЧС России считается Днем международной чрезвычайной помощи, а основное транспортное средство — КамАЗ — отмечено памятником в Ногин­ске и включено в программы ООН в качестве надежной экспортно-импортной продукции.



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Октябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031