Черный день «Ленинграда»

25 Февраля 2021

Тридцать лет назад в городе на Неве произошел один из самых страшных пожаров советской эпохи.

ИСТОРИЯ КАТАСТРОФ

23 февраля 1991 года в 8.04 на пульт дежурного службы «01» поступило сообщение о пожаре в гостинице «Ленинград». Огонь вспыхнул на седьмом этаже в двухместном номере 773, где проживали работники шведского телевидения. Пожар обнаружил проезжавший по набережной водитель такси по отблескам пламени в окне.

Учитывая характеристику объекта, на пожар одновременно были высланы 19 боевых расчетов и три автомеханические лестницы. Первые подразделения прибыли к месту вызова в течение пяти минут.

К этому моменту из окна номера уже выбивался огонь и шел густой черный дым. Пламя моментально охватило коридор и стало распространяться на вышележащие этажи. Заложниками огня и едкого дыма оказались постояльцы верхних этажей. Все прибывшие на пожар подразделения были направлены на их спасение.

Личный состав проявлял героизм, работая на высоте около 40 м при помощи автолестниц, коленчатых подъемников, штурмовых лестниц и спасательных веревок. Работы шли и внутри здания. С прибытием дополнительной техники было организовано тушение на трех горящих этажах.

Всего к борьбе с огнем были привлечены 57 отделений основной и специальной пожарной техники (378 человек), 27 звеньев и шесть отделений ГДЗС (91 газодымозащитник). На тушение было подано 25 водяных стволов. В 10.22 пожар удалось локализовать, а в 12.05 — ликвидировать. Полностью выгорел седьмой этаж, одна треть восьмого и часть жилых номеров девятого. Произошло частичное обрушение межэтажных перекрытий и внутренних перегородок. Этажи гостиницы, пострадавшие во время пожара, были закрыты вплоть до недавнего времени.

Известно, что на момент пожара в гостинице находились 733 постояльца, кроме того, около 300–400 человек обслуживающего персонала. Из горящей гостиницы были эвакуированы 253 человека, 36 из них пожарные вынесли на руках. Платой за спасение людей стали жизни девяти пожарных. Также на пожаре погибли семь человек обслуживающего персонала и постояльцев.

27 февраля 1991 года погибших пожарных похоронили на Серафимовском мемориальном кладбище. Спустя два года там был открыт мемориал с высеченными на гранитном обелиске словами: «Ради жизни на земле».

Следствие пришло к выводу, что наиболее вероятной причиной пожара стало возгорание черно-белого телевизора марки «Рекорд В-312».

На пожаре погибли:

Сергей Капитонов, заместитель начальника 1 ПВПЧ 5 ОВПО

Михаил Стельмах, старший мастер ГДЗС 1 ПВПЧ 5 ОВПО

Вадим Самойлов, начальник караула 11 ПВПЧ 1 ОВПО

Виктор Гомонов, командир отделения 11 ПВПЧ 1 ОВПО

Юрий Терехов, пожарный 11 ПВПЧ 1 ОВПО

Александр Глатенок, пожарный 11 ПВПЧ 1 ОВПО

Михаил Соловьев, пожарный 11 ПВПЧ 1 ОВПО

Владимир Осипов, старший пожарный 7 ПВПЧ 22 ОВПО

Кирилл Соколов, пожарный 7 ПВПЧ 22 ОВПО

 

Вспоминают участники событий 30-летней давности

Александр Пошибайлов,

на момент пожара — начальник 22-го отряда пожарной охраны Смольнинского района Ленинграда

В то субботнее утро я находился дома. Меня разбудил телефонный звонок в начале девятого. Звонила диспетчер. Сообщение о пожаре в гостинице было передано таким тревожным голосом, что я сразу понял: нужно выезжать.

На месте получил задание от РТП, поднялся по центральной лестнице на седьмой этаж. Там была тяжелая обстановка. В коридоре, справа и слева от лифтового холла, работали ствольщики. Перемещаться по этажу можно было только в противогазе.

В зоне открытого горения температура была очень высокая. Распространение пожара на такую значительную площадь может происходить только при определенных условиях. И здесь эти условия образовались.

Своих ребят из 7-й части я не нашел. Передал информацию об этом начальнику оперативного штаба. Мне поступила команда прибыть в штаб. Там я узнал, что в дежурную часть многократно звонили жители близлежащих домов и говорили, что из окна седьмого этажа падают пожарные. Потом я узнал, что произошло. Отделение прибыло на седьмой этаж. Задымление сразу заставило их включиться в противогазы. Вышли в коридор и направились в правое крыло, но стремительное повышение температуры и усиливающееся задымление не позволили двигаться дальше, поэтому начальник караула Мироненков дал команду к возвращению в лифтовой холл. Он на ощупь нашел окно, разбил стекло и организовал спасение личного состава. По рукаву, который держал Мироненков, спасли Клейменова, Осипов не выдержал высокой температуры и выпрыгнул в окно, разбился насмерть. Затем в какой-то момент рукав выпал из рук Мироненкова, и он остался один без средств к самоспасению. Александр забрался на подоконник, ухватился пальцами за край карниза и крикнул, чтобы его схватили на шестом этаже. Там находились люди. Его пытались удержать. Но не смогли. Он упал вниз. В тяжелейшем состоянии его увезли в Институт скорой помощи им. Джанелидзе.

Соколов потерял ориентацию и вышел к окну слева от холла, открыл его и забрался на подоконник. В дворовой части строители увидели его и подогнали конец стрелы башенного крана к окну. Соколов взялся за тетиву стрелы, и ее начали отодвигать. Через некоторое время силы покинули его, и Соколов упал на этаж строящегося здания. Строители взяли его на руки и понесли в Военно-медицинскую академию. По дороге он скончался. Для Соколова это дежурство было одно из первых. Он только-только пришел в часть после обучения.

Александра Мироненкова удалось не просто поставить на ноги, но и ввести в строй. Он вернулся в свой караул и долгое время еще работал начкаром.

Тридцать лет прошло. Знаете, конечно, боль притупляется, но как только начинаешь вспоминать и тем более говорить об этом пожаре, все в памяти начинает сразу всплывать. Это, наверное, на всю жизнь.

 

Александр Мироненков,

на момент пожара — начальник караула 7-й пожарной части

В то утро мы уже готовились сдавать дежурство, торопились домой отмечать праздник. Но прозвучала тревога: пожар в гостинице «Ленинград».

Когда мы прибыли и вошли в вестибюль, к нам обратился милиционер Александр Файкин. Он сказал, что на горящем этаже остались люди, и предложил помощь, потому что хорошо знал планировку гостиницы. Внутри была паника, лестница забита постояльцами. Поняв, что по ней нам не подняться, мы сели в служебный лифт. Нас было пятеро: Володя Осипов, Кирилл Соколов, Валера Клейменов, Александр Файкин и я.

На этаже я, Володя Осипов и Валера Клейменов ползком добрались до окна, его в дыму практически не было видно. А Кирилл Соколов и Александр Файкин буквально испарились, я до сих пор не могу понять, куда они направились, когда вышли из лифта. Я думал только о том, как спасти своих подчиненных.

С нижнего этажа коллеги забросили нам рукав. По нему я спустил Валеру Клейменова. А мне уже пришлось выдумывать, как себя спасти. Потому что рукав обратно мне не закинули. Я крикнул коллегам снизу, что зацеплюсь руками за подоконник, они меня обхватят и втащат в окно. По-пытался повиснуть на карнизе, но он был очень горячим, у меня через краги обгорели руки. Помню, меня взяли за ноги, потом рывок, и все…

Я упал с седьмого этажа. Когда очнулся на бетонной крыше столовой, рядом лежал Володя Осипов, но он уже был мертв. Вокруг падали стекла.

В то время на стройке рядом с гостиницей работала бригада иностранных строителей. Они оттащили меня. Очнулся я уже в больнице. У меня было обожжено 40% тела, сломан позвоночник. Врач говорил моей жене, что на ноги встать мне больше не придется. Я тогда сам себе сказал: «Надо выжить». Помню, один из врачей все говорил: «Ничего, пожарник, выживешь, выживешь».

Страшнее всех болей, которые я тогда испытал, было известие о гибели моих подчиненных. Я дал себе зарок отработать в честь памяти погибших ребят — по году за каждого. И сделал это.

 

Виктор Аглотков,

на момент пожара — заместитель начальника специализированной пожарной части УГПС ГУВД

Я прибыл на пожар где-то через 20 минут после его начала. Надо было спасать людей, и я занимался этим. Подошла лестница. Начали ее устанавливать. Из окна седьмого этажа женщина просила о помощи.

Не успела лестница коснуться окошка, как женщина чуть ли не сама запрыгнула на нее и спустилась вниз. Мы смотрели потом отчет — это оказалась Марина Влади.

Люди с правой стороны пытались спастись по простыням, я это видел. Но я им ничем не мог помочь, я находился на высоте… Страшно бессилие, когда ты рядом, а помочь ничем не можешь.

Погибли наши бойцы. Горечь утраты никуда не ушла.

Когда пожар был потушен, я обошел полностью и седьмой, и восьмой этажи. Видел обгорелые стены. Слез не было, был шок.

Приехал домой. Меня ждали жена, дети, был накрыт стол. Я взял стакан водки и заплакал. Я впервые заплакал. Десять дней жена не знала, как меня успокоить, как ко мне подойти.

Мне хочется пожелать молодым пожарным, чтобы они всегда возвращались с дежурства домой.

 

Анна Изам, пресс-служба ГУ МЧС России по Санкт-Петербургу



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Сентябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930