Экстраординарная операция

09 Апреля 2021

Второе апреля. Пятница. Обычный рабочий день, точнее, самый его разгар — дело близилось к полудню. И в это время поступил сигнал о пожаре в клинике кардиохирургии Амурской государственной медицинской академии, где ведутся сложнейшие операции на сердце, есть реанимационное отделение, а значит, лежачие и малоподвижные пациенты.

По рациям летел радиообмен

Первое сообщение о пожаре поступило в 11.50 на центральный пункт пожарной связи Благовещенска. Огнеборцев вызывали сотрудники кардиоцентра, кроме того, сработала и охранно-пожарная сигнализация. В момент передачи сообщения медики даже предположить не могли масштабы горения, пожар начался незаметно и разгорался скрыто. Через пять минут на месте уже были первые пожарные расчеты, которые обнаружили горение кровли по всей площади, а это практически 1600 кв. м. В сферической крыше по деревянным перекрытиям огонь распространялся молниеносно.

Поднят в ружье был весь благовещенский пожарно-спасательный гарнизон: четыре федеральные части, 63 человека личного состава и 29 единиц техники. Все сотрудники управления организации службы пожаротушения Главного управления оперативно прибыли на место. Среди них был и Сергей Куксов, заместитель начальника службы пожаротушения — начальник дежурной смены.

— Необходимо было сделать дополнительные технологические отверстия в кровле для подачи пожарных стволов на тушение чердачного помещения и выхода продуктов горения. Двух имеющихся слуховых окон было явно недостаточно, — рассказывает Сергей Куксов. — Поскольку межэтажные перекрытия были деревянные, существовала возможность образования прогаров и, как следствие, распространения горения на второй этаж. Действовать нужно было решительно.

Восточный фронт

На боевом участке с восточной стороны здания майор внутренней службы Куксов вместе с вверенными ему пожарными на коленчатом подъемнике подбирался к кровле. Наверх они взяли с собой механизированный инструмент, бензорез и средства тушения.

Поставив бойцам задачу сбивать пламя, охлаждая металлическую конструкцию кровли, и периодически обливать его водой, чтобы не было перегрева от бушующего вблизи огня, сам Сергей шагнул на кровлю. Он собственноручно вырезал бензорезом несколько отверстий и подавал в них ствол на охлаждение. А в это время в операционном зале шла операция на открытом сердце у пациента кардиоцентра.

Больше часа майор Куксов с приданным ему личным составом провел на крыше, где бушевало пламя.

Нестандартные решения

Эвакуация пациентов и персонала клиники началась сразу же, как только главврач вызвал огнеборцев.

— Мы справились с этой задачей очень быстро, — делится главный врач клиники Александр Коротких. — За шесть минут из корпуса вывели всех мобильных пациентов и тот персонал, который не был задействован в работе. Двоих пациентов вынесли на носилках. В реанимации оставался пациент на ИВЛ, для него мы вызвали скорую, оборудованную всем необходимым, и транспортировали сразу же по прибытии машины. Все это в считаные минуты. В оперблоке шли сразу две операции: в одной операционной пациенту проводили манипуляции под местным наркозом, во второй — аортокоронарное шунтирование в условиях искусственного кровообращения. Я лично разговаривал с хирургами. В первом случае врач сказал, что операция на начальном этапе, и мы приняли решение завершить ее немедленно и перевезти пациента в соседний корпус. Во второй операционной все было намного сложнее. Вмешательство длилось уже два часа, был успешно пройден первый этап — проникновение, хирурги были на втором, основном этапе. Мужчина был подключен к системе искусственного кровообращения, а значит, сердце его остановлено, отступать некуда. Для завершения операции требовалось как минимум еще два часа.

Прикрывая тылы

Обо всех сложностях главный врач незамедлительно докладывал развернутому около горящего здания штабу пожаротушения, где вырабатывался и корректировался план действий боевых расчетов в зависимости от меняющихся условий.

Нестандартные решения пришлось в тот день принимать не только медикам. В первую очередь нужно было обеспечить бесперебойное электроснабжение оперблока, поскольку здание во время пожара обесточили. Операционную запитали автономно, напрямую через окно, бросив кабель от автомобиля газодымозащитной службы. Принимал и подключал кабель к оборудованию врач анестезиолог-реаниматолог Виктор Никитин. Позже, когда пожар будет потушен, он скажет: «Спасибо большое пожарным! Мы действовали слаженно, как одна большая оперативная бригада врачей и спасателей. И благодаря совместным усилиям все получилось. Спасибо ребятам за то, что смогли так долго держать операционную стерильной и сухой».

Руководил прикрытием операционной заместитель начальника службы пожаротушения Степан Шевченко.

— Чтобы в оперблоке было сухо, — делится он, — было решено не подавать воду на кровлю над операционной, а распылять ее на участке вокруг. Кроме того, излишки воды с первого и второго этажей сразу удалялись при помощи гидроэлеваторов. У входа в оперблок выставили пост, который был связующим звеном с врачами, передавал их просьбы, контролировал обстановку и был готов приступить к экстренной эвакуации.

Наготове находились дымососы, чтобы удалять задымление из операционной, в резерве — маски для защиты органов дыхания на всех находящихся в операционной врачей и младший медперсонал. Пожарные буквально прощупывали стены вокруг блока, чтобы не пропустить их нагрев и распространение огня по пустотам и оперативно начать тушение в случае необходимости. Оперирующей бригаде пожарные дали инструкции, как снизить проникновение продуктов горения в помещение — сами зайти в операционную они не могли, чтобы не нарушить стерильность. Медперсонал изнутри плотно закрыл двери и проложил порог мокрыми простынями.

Во время пожара удалось решить и еще одну проблему — взрывоопасную. Поскольку этот корпус лечебный и предназначен для тяжелых больных, по его стенам проложен специальный трубопровод для подачи кислорода в палаты. Его вовремя отключили от центральной кислородной станции, а в операционную передали два автономных баллона.

— Если бы главврач не отключил кислородную станцию и огонь прорвался с крыши на второй этаж, мог произойти хлопок и горение только усилилось бы. Ситуация могла развиваться уже совсем по другому сценарию, — объясняет руководитель тушения пожара, заместитель начальника ГУ МЧС России по Амурской области по ГПС Константин Рыбалко.

Два боевых участка

— Мы работали сразу по двум фронтам, — вспоминает заместитель начальника отдела пожаротушения Сергей Фисько. — Силы были брошены на тушение и спасение. Моей задачей была расстановка прибывающих подразделений. Одни отправлялись тушить: работали как водой, так и пеной. Водой проливали кровлю, охлаждая металлические конструкции, компрессионную пену подавали в чердачное помещение, заполняли ею вентиляционные каналы и пустоты здания, чтобы не допустить распространения огня на этажи. Другие силы бросили на помощь медикам: выносить оборудование, оргтехнику и медикаменты.

Как позже отметил главврач клиники Александр Коротких, спасти удалось все дорогостоящее медоборудование.

Мимо не прошел

В тот день случайных людей на месте пожара не было, как и равнодушных. Все, кто оказался поблизости, незамедлительно включались в процесс. Так же поступил и Алексей Лапаник, врач анестезиолог-реаниматолог Сахалинской областной больницы. В Благовещенске он сейчас на краткосрочной стажировке. В тот день он просто шел мимо, но мимо не прошел: бросился на помощь коллегам, большая часть которых для него учителя и наставники. Помогал чем мог. И даже лично поучаствовал в спасении жизни пациента, которому в момент пожара проводили операцию.

— Я особо ничего не сделал, просто помог подготовить к работе аппарат ИВЛ в машине скорой помощи и на нем выставил режим, необходимый для транспортировки пациента, — рассказал Алексей.

Масштаб трагедии

Пока хирурги вели бой за пациента, а пожарные сражались за жизни врачей и приемлемые условия для их работы, ни у тех, ни у других размышлять о масштабе пожара и угрозах для собственного здоровья времени не было. За них волновались родные и близкие, друзья и знакомые, которые обрывали телефоны, чтобы узнать, где они и все ли с ними в порядке.

— Мне позвонила мама и сообщила, что горит здание клиники кардиохирургии, а Саша трубку не берет, — рассказывает срывающимся голосом Мария Филиппова, жена врача Александра Филиппова. — Я знала, что у мужа операция, и не усидела, поехала на место. Машину пришлось бросить за квартал — все было оцеплено. Чем ближе подходила, тем страшнее становилось. Пламя вырывалось из-под крыши. Как только дошла до корпуса, сразу включилась в работу, помогала персоналу выносить технику и медикаменты. Я даже счет времени потеряла, но, когда все вынесли, оставалось только ждать. А это самое страшное. Какие только мысли не лезли в голову. Успокаивала себя тем, что время от времени коллеги-врачи приносили новости о ходе операции, сообщали, что задымления в оперблоке нет. А еще была огромная надежда на спасателей и вера в них. Мне сказали, что бригада пожарных дежурит у входа в операционную и контролирует процесс. Огромное им за это спасибо!

Награда героям

Слова благодарности шлют пожарным и медикам и по сей день. Этот неординарный случай точно войдет в историю как медицины, так и пожаротушения. В одночасье амурские врачи стали знаменитыми, а на работу пожарных посмотрели под новым углом, оценив, насколько это страшный и неимоверно тяжелый труд. Журналисты и наблюдатели на своих страницах в соцсетях описывали, как пожарные сами обливались водой, чтобы охладить боёвку, и вновь возвращались на свой боевой участок.

Всех отличившихся на пожаре лично поблагодарил губернатор Амурской области Василий Орлов:

— И медикам, и спасателям пришлось действовать в крайне непростой, экстремальной ситуации. Безусловно, у спасателей, пожарных такая профессия, но в любом случае этот вызов оказался экстраординарным, потому что во время пожара продолжали работать хирурги. За ситуацией с самого начала с тревогой следила вся страна. И с огромным облегчением все мы восприняли известие о том, что все закончилось хорошо. Конечно, мы не должны допустить повторения таких ситуаций. Тем не менее этот случай показал, что в мирной жизни есть место подвигу.

Тяжело в учении

— Буквально неделю назад мы проводили учения на базе Амурской детской областной клинической больницы, — рассказал Константин Рыбалко. — У меня возник вопрос: а что если в момент пожара кто-то будет на операционном столе? Тогда меня заверили, что операцию остановят в считаные минуты, вызовут медицину катастроф и без особых рисков для пациента транспортируют его в другое лечебное учреждение, где закончат операцию. На практике же оказалось, что не все операции можно остановить без фатальных последствий. Есть и такие вмешательства, где имеется точка невозврата. Это к тому, что ни одни самые продуманные учения не могут предусмотреть все варианты развития событий. Всегда есть место для случайностей, неожиданных и порой экстремальных условий. Этот пожар нас многому научил, заставил экстренно принимать решения, анализировать огромное количество факторов и рисков. Кстати, справились мы с ним достаточно оперативно, локализовав в течение полутора часов и ликвидировав его за четыре часа. В этом пожаре сплелось все: работа в здании культурного наследия, деревянные перекрытия и пустоты в стенах, специфика тушения в лечебном учреждении, довольно позднее обнаружение пожара, его молниеносное развитие, необходимость поддерживать условия работы операционной. Как и все серьезные пожары, этот мы тоже разберем пошагово, выделим сильные и слабые стороны, и на его примере будем учить и тренировать пожарных. Благодаря многим факторам мы справились с непростым вызовом достойно, и чтобы это было не случайностью, а закономерностью, мы обязательно будем учиться. Хотя очень хочется, чтобы такой пожар не повторился никогда.

Учатся и тренируются не только пожарные. Для врачей критической медицины, к которым как раз относятся анестезиологи-реаниматологи и хирурги, есть в Приамурье целый аккредитивно-симуляционный центр, где врачей учат сохранять ясность ума и твердость руки в самых непростых и нестандартных ситуациях. Возможно, эти знания и позволили бригаде медиков сконцентрироваться на своей работе, выполнив все без паники и в кратчайшие сроки. И, может быть, в программе такого учебного центра вскоре появится новая вводная для врачей и ординаторов.

 

Елена Попович,

пресс-служба ГУ МЧС России по Амурской области



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Сентябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930