С репортерами дружить непросто

14 Сентября 2021


Каждую пятницу утром Евгений Николаевич Зиничев находил время просмотреть свежевышедший номер <<Спасателя>>. До творческого коллектива доходили его пожелания или оценка тех или иных статей. Всегда это было взвешенное мнение, выстроенное на уважении к журналистскому труду.


Виталий Дьячков, шеф-редактор газеты <<Спасатель МЧС России>>


Министр — человек занятой.
Тем не менее в своем плотном графике он находил время для общения с журналистами. Одна из встреч была специально посвящена ведомственным СМИ. Евгений Николаевич интересовался планами редакций, расспросил про болевые точки, внимательно выслушал каждого выступавшего.
Он поделился своими мыслями о том, что, по его мнению, могло бы улучшить издания, какие темы, на его взгляд, наиболее актуальны и что могло бы привлечь читателя в лице пожарного или спасателя. Евгений Николаевич советовал уделить больше внимания молодежной аудитории, которая фактически отказалась от бумажных носителей информации в пользу гаджетов, рекомендовал подумать над наполнением изданий материалами о тонкостях профессии спасателя. Многими советами министра мы воспользовались, и они действительно пошли на пользу делу.
Были и награды от руководителя министерства. В честь Дня российской печати Евгений Зиничев лично награждал представителей СМИ, в том числе корреспондентов «Спасателя», ведомственными медалями и почетными грамотами.
Евгений Зиничев всегда отмечал важность взаимодействия МЧС России и журналистов в области пропаганды обеспечения безопасности людей. Да, мы хотели сделать большое интервью с министром к грядущему Дню спасателя. К сожалению, теперь мы не получим от него ответа на подготовленные вопросы.
Александр Коц, специальный корреспондент <<Комсомольской правды>>
Он всего три года руководил этой структурой, но настолько ею проникся, настолько в нее погрузился. Неважно, что было до и кем он был до.
Важно, как он погиб.
Во время землетрясения на Гаити я сутки работал с американскими спасателями. Я был поражен, что американцы не лезут внутрь завалов. За них это делают волонтеры, которым платят соответствующую зарплату.
— В мире есть две стратегии спасения, — объясняли мне потом наши матерые мужики из Центроспаса. — Жизнь спасателя превыше всего и жизнь спасаемого превыше всего. Американцы работают по первой схеме, мы — по второй.
Евгений Николаевич, как настоящий русский спасатель, отработал по второй схеме. И совершенно неважно, какие регалии у него были до этого момента. Он погиб как профессионал, у которого даже на подсознательном уровне не было других рефлексов, кроме как броситься на помощь. Не задумываясь о себе.


Александр Гамов, обозреватель «Комсомольской правды», журналист кремлевского пула


С Евгением Николаевичем я был знаком давно. Мы много ездили и часто встречались в поездках. Он был человек, с одной стороны, жесткий, понятно, характер работы накладывал отпечаток, а с другой — он понимал наши журналистские функции и, когда нужно, помогал.
Потом я его встретил уже в Чите, где полыхали пожары, а он возглавил к тому времени МЧС.
Я общался с губернаторами и главами регионов, в частности с главой Якутии. И тот мне рассказывал, что Зиничев не по рангу лез в самое пекло. Не то чтобы брал брандспойт и тушил пожар, нет. Но вот так ему хотелось заслонить Россию от этих чрезвычайных ситуаций, и мне кажется, ему это удавалось.
Евгений Николаевич не был строгим, но он не любил вообще давать интервью. И многие считали, что он говорить не умеет. Была такая байка. Но я потом, когда однажды с ним три часа проговорил, увидел, что это очень мягкий и добрый человек, и он очень переживает.

Тимофей Борисов, обозреватель отдела безопасности «Российской газеты», журналист пула МЧС


Я познакомился с Евгением Зиничевым практически с самых первых дней, когда он возглавил МЧС. Боевого крещения ждать пришлось недолго. Было наводнение, и мы, пул журналистов, полетели в Благовещенск на ведомственном самолете. Зиничева я до этого не знал совершенно, только по публикациям журналистов. И свое мнение о нем во многом составил, именно находясь в той поездке.
Он был настоящий мужик — вот что о нем можно сказать прежде всего. Настоящий русский мужик, патриот, офицер, спокойный и немногословный.
Он понимал, что президент ему поручил этот ответственный пост, и воспринимал это для себя как задание президента. Он его не обсуждал, не сетовал, что, может, недобирает в каких-то знаниях — нет, насколько мог, выполнял свои обязанности и совершенствовал свои знания.
Евгений Николаевич был открытым человеком. Я пересматриваю сейчас фотографии с награждений, с нашей предыдущей съемки — у него очень открытое лицо.
Спасатели по большому счету люди особые — такие же, как бойцы «Альфы», «Вымпела».
Пожертвовать собой, пойти на смерть — очень и очень непросто. Люди, у которых рефлекс спасения доминирует над рефлексом самосохранения, — штучные люди. Вот и министр Зиничев был таким.
Елена Глушакова, специальный корреспондент РИА Новости
Евгения Николаевича я знала давно, еще когда была совсем молоденькой журналисткой. Я помню его как очень корректного человека, сохранявшего спокойствие в любой ситуации. Он всегда был выдержанный, немногословный, но при этом человек дела. Наверное, лучше его и не охарактеризуешь. Мне кажется, что пост главного спасателя страны, который был ему предложен в 2018 году, подходил ему именно в силу человеческих качеств — надежности и умения сохранять спокойствие в самых сложных ситуациях.
При этом я не помню, чтобы он хоть когда-то повысил голос. Наверное, сотрудникам МЧС виднее, но я такого припомнить не могу. И не знаю людей, которые бы не выполнили его распоряжений. Достаточно было его взгляда, просто слов и указаний, чтобы все было сделано. И происходящее в последние годы в министерстве тоже это показывает — порядок, который там наведен, и четкая работа даже во время пандемии.


Евгений Поддубный, военный журналист


Совсем недавно я поздравлял Зиничева с юбилеем. Звонил из Ливии. Вокруг было шумно — и у меня, и у него. 55 лет — это в принципе немного, а для генерала армии и совсем ничего.
Поговорил с министром, потом с его советником Героем России генералом Мерзликиным, положил трубку и в очередной раз подумал, что на таких мужиках, как эти мои товарищи, земля русская и держится в самые тяжелые моменты своей истории. Юбилей — как повод вспомнить, что вот такие генералы каждый день идут на службу, чтобы страна жила мирно, нормально.
Евгений Николаевич погиб, спасая режиссера Александра Мельника. Так уж случилось, что с режиссером я тоже был знаком. Восхищался его «Территорией» — фильмом нетипичным для современного российского кинематографа, скорее советским фильмом о настоящих людях.
Все уже прочитали об обстоятельствах его смерти и смерти Мельника, за которым прыгнул генерал. Я их повторять не буду.
Но вот что сказать очень важно, что никогда не говорят публично при жизни. Зиничев был из той породы военных людей, которые служат стране тихо. Он не любил публичной стороны собственных должностей, да и привык больше к должностям оперативным, которые публичности не подразумевают. Генерал Зиничев — и, слава богу, таких генералов и офицеров в стране много — не строил потемкинские деревни, не выдавал желаемое за действительное, не приукрашал реальность в докладах и не требовал от своих подчиненных только хороших новостей. И неважно, на какой должности. Всю жизнь Зиничев отдал работе по обеспечению государственной безопасности. И службу в МЧС воспринимал не иначе.
55 лет — для человека немного, для государственного деятеля — очень мало. Все было впереди — и все, что было, конечно, связано с Россией.
Трагедия, которая произошла, — это большое горе.
Как для семьи и друзей генерала, так и для Отечества. Это горе для большой и дружной семьи Мельника.
Жизни генерала и режиссера — это жизни настоящих людей.



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Октябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031