Если хочешь испытать себя, отправляйся в Арктику

06 Марта 2017

Иван Кокин — один из шести участников состоявшейся ровно год назад экспедиции «Великий Северный путь — 2016», спасатель и по совместительству преподаватель в Арктическом спасательном учебно-научном центре «Вытегра». Он провел в суровых условиях почти три месяца — с 23 февраля по 17 мая и прошел с товарищами маршрут длиной 6600 км. Он рассказал о том, как стал спасателем, почему решил участвовать в экспедиции и что его поразило на Севере.

— Иван Васильевич, как вы пришли в профессию?

— Мысль о ней сформировалась в моем подсознании очень давно, еще в школе. И когда пришло время всерьез решать, куда идти учиться, я решил поступать в Вологодский государственный технический университет. Там незадолго до этого на факультете экологии открылась новая специальность «Защита в ЧС». Я сдал физику, русский язык и математику и по конкурсу поступил. Отучился пять лет, потом пошел в армию. Что удивительно, как только отслужил, появилась возможность поработать в Арктическом спасательном учебно-научном центре «Вытегра». Опять-таки сдал экзамены, прошел медицинскую комиссию, психологическую проверку и с 2011 года там работаю. Помимо того что основная моя профессия — спасатель, я преподаю еще дисциплины «Связь», «Топография» и некоторые другие.

— Как вы попали в состав экспедиции «Великий Северный путь — 2016»? Что этому предшествовало?

— Осенью 2015 года нас, сотрудников центра, собрали на совещание и спросили, кто хочет испытать себя. Вот я и вызвался. Во-первых, мною двигало любопытство. Во-вторых, была цель и научно-практическая: все мы знаем, что мобильная связь в Арктике практически отсутствует, а спутниковая безумно дорогая, и я устанавливал радиосвязь.

— Была специальная подготовка перед экспедицией?

— Подготовка была, но лично меня она касалась в большей степени в том плане, что я учился работать со связью. В этом мне помогал научный сотрудник отдела Научно-исследовательского института перспективных исследований и инновационных технологий в области безопасности жизнедеятельности Владимир Сидоров. Также я приезжал в Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России для получения новых знаний по дисциплине «Связь».

— Как, собственно, проходила экспедиция?

— 11 февраля 2016 года я прибыл в экспедиционный центр «Арктика» Русского географического общества. Нашу команду — шесть человек — курировал профессиональный путешественник, президент этого центра Владимир Чуков. В короткий срок мы собрали все необходимое для поездки и уже 23 февраля прибыли в Новый Уренгой. Через четыре дня приняли технику из Красноярска и выдвинулись в путь. Наш маршрут начался с берегов крупнейшей сибирской реки Оби, в районе Тазовской губы, где в XVII веке проходил водный путь в легендарную Мангазею. Маршрут прошел по кромке Северного Ледовитого океана. Мы постарались повторить путь поморов, попытавшихся в начале XVII века выйти к Студеному морю, и маршруты движения отрядов Великой Северной экспедиции 1733–1743 годов. Мы передвигались на колесных плавающих вездеходах «Арктика-М» с шинами сверхнизкого давления, изготовленных специалистами центра «Арктика» для работы в условиях Крайнего Севера. Планировали финишировать в столице Колымского края, Магадане, но раннее половодье и необычайно быстрое потепление нам помешали. 11 мая мы остановились в Певеке.

Путь экспедиции прошел по тем местам, где когда-то стояли зимовья времен Великой Северной экспедиции, вынужденные, порой трагические зимовки экспедиций Амундсена, Толля, Вилькицкого и других легендарных полярных исследователей прошлых веков, где в советское время располагались метеостанции, редкие арктические поселки.

— Вы упомянули, что в команде было шесть человек — все спасатели?

— Нет, только я. Остальные — бывалые путешественники, не раз участвовавшие в подобных экспедициях. На самом деле то, что в команде был профессиональный спасатель, — огромный плюс. Конечно, у них много житейского опыта, опыта путешествий, но у них не было тех профессиональных знаний, которыми обладают спасатели.

— Наверняка были случаи, когда ваши знания и опыт в профессии пригодились?

— Конечно, и таких случаев было довольно много. Сейчас в нашем министерстве делается упор на развитие и получение знаний, связанных с Арктикой, и я с гордостью могу сказать, что таких знаний у меня больше, чем у обывателей. Был один момент, произошедший в самом начале экспедиции. Мы огибали торосы и проехали по пути, покрытому льдом. Так получилось, что машина прошла нормально, а вот прицеп застрял в щели размером около метра. Ребята хотели его вытащить, но я объяснил, что это может разрушить остальной лед и тогда для других машин путь окажется закрыт. Мы разгрузили прицеп и только затем с помощью досок вытащили его на поверхность. А чтобы остальные машины смогли проехать, и их не постигла та же участь, щель заложили досками.

— Трудно было жить в суровых условиях? Или здесь более применимо слово «выживать»?

— Нет, мы жили, а не выживали. Конечно, было холодно, даже очень — температура днем доходила до минус сорока, а ночью и того больше. Мы спали в машинах — там было намного теплее, всего лишь минус восемнадцать. Конечно, утром, когда просыпались, наша обувь примерзала к полу, вода замерзала полностью, но нас это не пугало. В каждой машине был инвертор-преобразователь, стояли мультиварка и термопот. Кашеварил на всю команду я — это вам не полевая кухня, все довольно легко и просто.

— Вы побывали во многих местах за время экспедиции. Расскажите, как там, на Севере?

— Ожидание и реальность не совпали. Нам, тем, кто живет в других регионах, непонятно, как можно обитать практически всегда в холоде. На самом деле ко всему привыкаешь, но в тамошних населенных пунктах все меньше жителей — большинство переезжают в крупные города, где комфортные условия и больше возможностей. Также мы посетили несколько музеев, побывали на базе арктических спасательных центров, что уже функционируют.

— Кстати, о центрах… Как вы считаете, стоит ли создать отдельную специализацию «арктический спасатель»? Или пусть лучше имеющиеся спасатели получат такую квалификацию?

— Я считаю, что лучше, конечно, создать отдельную категорию спасателей, которые будут работать именно по этой направленности. На плечах простых спасателей и так лежит достаточно. Да и для работы в этих центрах и на этой территории нужны именно профильные специалисты. И как только будут созданы остальные центры, как только сотрудники МЧС поедут туда, на Север, я уверен, многие граждане последуют за ними — наше министерство любят и уважают не только в России, но и во всем мире. Создание арктических спасательных центров МЧС России — это первостепенная задача, которую нам необходимо выполнить.

— Что вам, как обычному путешественнику, там понравилось?

— Природа. То, что мы видели, не описать словами, невозможно запечатлеть на пленку, а нужно увидеть своими глазами. Море, океан снега, белого-белого! Мы наблюдали за стадами овцебыков и оленей, нерпами, зайцами, даже видели белого медведя! Мы столкнулись со зверем в конце экспедиции. Когда обнаружили его, он спал, и мы потихоньку начали к нему подходить — шутка ли, увидеть белого медведя не в зоопарке, а вживую! Он проснулся, порычал на нас и опять улегся спать. Мы осмелели и подошли еще ближе — и тут уже он встал и просто ушел от нас подальше. Также мы видели три солнца — паргелий, гало — светящееся кольцо вокруг светила и самое необычное явление — радугу над солнцем. Впечатлений и эмоций хватит на всю жизнь, это точно!

 

Дарья Романова,

пресс-центр СПбУ ГПС МЧС России



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Апрель »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930