Полагаться приходилось только на себя

11 Февраля 2020

Десять лет назад российские спасатели продемонстрировали всему миру, что ради спасения одной жизни стоит лететь даже на край света.

СТРАНИЦЫ ПРОШЛОГО

Республика Гаити 12 января 2010 года пострадала от разрушительного землетрясения. Многие здания в столице Порт-о-Пренсе, в том числе президентский дворец и штаб-квартира миротворческой миссии ООН, превратились в руины. 13 января по всем СМИ, да и по каналу оперативного дежурного Центроспаса прошла информация о бедствии. Отряд, как положено, привели в готовность, но какой-то конкретной задачи поставлено не было. В течение дня вводные постоянно менялись: то нужны только спасатели, то нужен только госпиталь. Списки оборудования переписывались. К вечеру руководство страны все-таки решило направить для оказания помощи Гаити команду спасателей и аэромобильный госпиталь. Вылет первоначально намечался на полночь, однако масса времени ушла на согласование пролетов и мест промежуточных посадок, поэтому три борта поднялись в воздух только к утру. В состав оперативной группы вошли 84 специалиста отряда Центроспас, в том числе спасатели, инженеры, медики и кинологи.

Рай и ад

Первая дозаправка — в исландском Кефлавике. Местные власти не разрешили покидать борт, позволили лишь выгулять собак. И снова в путь.

Долетели до Доминиканы. На улице плюс 30, а в России почти минус 30. Перепад в 60 градусов — испытание не из легких.

Кажется, что такие острова созданы исключительно для райской жизни. Теплые воды Карибского бассейна, пальмы, кокосы, юные красотки в бикини. На одной половине острова Гаити все почти так и есть — в Доминиканской Республике. Жизнь там шла своим чередом. Большое количество туристов, аэропорт принимает и отправляет международные рейсы. О катастрофе в соседней республике говорило только наличие большого количества иностранных спасательных команд.

Республика Гаити входит в десятку беднейших стран мира. Даже первая, крайне скудная информация о катастрофе, которую получили мировые СМИ, была ужасающей: тысячи погибших, сотни тысяч оставшихся без крова, паралич власти, хаос и беспорядки на улицах. Кто-то говорил, что взлетно-посадочная полоса в Порт-о-Пренсе полностью разрушена, кто-то уверял, что все-таки цела. В конце концов, наши решили лететь.

Кружили над аэродромом долго, больше часа, наконец им разрешили посадку. Как потом выяснилось, все воздушное движение было организовано несколькими морскими пехотинцами.

Жара и хаос

Аэродром утопал в темноте. Из построек виднелось только здание аэропорта с огромной трещиной посредине. Самые первые встретившиеся палатки оказались лагерем спасательной команды Исландии. Правдами и неправдами центроспасовцы выпросили у них карту города, чтобы на утро произвести собственную разведку и определить приоритетные направления работ. Развернули лагерь, уложить кого-то спать было невозможно, все рвались в бой.

Как только рассвело, спасатели с минимумом оборудования отправились на разведку. Картина складывалась неутешительная. Международные организации не имели достаточно сил для выполнения работ, выезд в город был крайне опасен из-за нестабильной криминальной обстановки. Тела погибших лежали прямо на улицах, и собирать их было попросту некому. Одним словом, хаос.

Наши спасатели сформировали две команды и приступили к работам. Не прошло и нескольких часов, как по связи передали информацию: «Извлекаем живого пострадавшего, нужна медицинская эвакуация». Попытка найти машину через координационный центр ООН ни к чему не привела. В итоге пострадавших возили в наш же госпиталь либо на полицейских машинах, либо на своих.

К вечеру каждого дня все были измотаны до предела. Поначалу принять душ было негде — в стране дефицит воды. Попробовали использовать ресурсы госпиталя, но после помывки по дороге в лагерь опять все были в пыли. В конце концов договорились с аэродромными службами об обеспечении водой.

 Жара стояла невыносимая. В тени около сорока. Обгорели все без исключения. У большинства стали отекать ноги. Медики выручали регидроном — препаратом для восстановления солевого баланса. Использовали его как необходимое лекарство — стакан перед обедом. Регидрон не выпил, обед не получишь.

Над Бермудским треугольником

Работа велась с привлечением проводников из числа местного населения, знающих английский.  В общей сложности операция заняла десять дней. Ее итогом стало спасение девяти жизней.

Каждая чрезвычайная ситуация уникальна по-своему. Здесь же особенностью было то, что правительство страны и органы управления отсутствовали полностью и полагаться приходилось только на себя. В какой-то степени оказывали поддержку международные структуры и, конечно, другие спасательные команды. Спасатели всегда могут найти общий язык.

Попасть на Гаити было сложно, а выбраться оттуда гораздо сложнее. В полете где-то над Бермудскими островами попали в такую турбулентность, что спасатели прыгали по самолету как мячики. Но, к счастью, все обошлось.

 

ВРЕЗ

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Алексей Ершов

спасатель международного класса

Когда приземлились в Доминиканской Республике, обратили внимание на чистоту и аккуратность в этой стране. Люди приветливы и доброжелательны. Верилось, что так будет и на Гаити. Но оказалось все наоборот.

Столица Гаити произвела гнетущее впечатление. На улицах грязь, дома кое-как слеплены один над другим: в этом смысле есть некоторое сходство с Афганистаном. Построены сооружения непонятно из каких материалов: мы ломали завалы кувалдой, ломом, а то и руками.

Дома складывались, как мы называем, пирогом. Стоишь перед завалом, а там — крыша-потолок, крыша-потолок. Но мы знаем, как работать в таком случае, и это не вызвало сложностей. Гораздо хуже дело обстояло с адской жарой. Мало того, что мы работали в касках и комбинезонах — тут уж ничего не поделаешь, техника безопасности, — но при такой высокой температуре стали быстро разлагаться тела погибших. Запах стоял просто убийственный.

Надо сказать, что поиск пострадавших под руинами осложнялся и поведением выживших горожан. С одной стороны, именно они часто указывали места поиска. С другой — отсутствие даже малейшей дисциплины крайне мешало нашей работе. Порядок не могли навести и силы миротворцев. Организовать минуты тишины было практически невозможно. Постоянно передвигался автотранспорт, люди шумели, и угомонить их не представлялось возможным.

 

Андрей Мартынюк

спасатель первого класса

Когда мы начали работать в Порт-о-Пренсе, в городе был настоящий хаос. Полиция практически бездействовала. Мы выезжали из лагеря на завалы — палатки у нас стояли на аэродроме, за пределами города, — а на улицах было полно мародеров. Причем все они были вооружены, а миротворцы ООН, конечно, не могли охранять нас круглосуточно. Поэтому мы старались не думать о том, что творится вокруг. У нас была своя задача, и ее следовало выполнить. Особенно опасно в городе становилось по ночам. Поэтому в отличие от обычной практики проведения спасательных работ с наступлением темноты мы были вынуждены прекращать осмотр завалов.

 

Подготовил Виталий Романов



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Апрель »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930