Боевой путь полковника Сосницкого

16 Апреля 2021

В Главном управлении МЧС России по Калужской области на протяжении 14 лет трудится участник боевых действий, уникальный специалист, настоящий полковник и просто хороший человек — Валерий Сосницкий. Он рассказал, как складывался его офицерский путь и как он привел его в МЧС.

ЛИНИЯ СУДЬБЫ

— Валерий Иосифович, как вы стали военным?

— Я родился в Каменец-Подольском на Украине. Этот старинный город многие видели на киноэкранах, раньше в нем снималось немало исторических фильмов, из которых самые известные — «Старая крепость» и «Тарас Бульба».

Когда мне исполнилось 11 лет, семья переехала жить в Симферополь. После восьмого класса я поступил в железнодорожный техникум. Получив гражданскую специальность, решил пойти в военное училище. К тому времени многие из моих друзей и родственников выбрали военную стезю, да и дед, погибший в 1943 году под Луганском, был кадровым офицером, командиром стрелковой роты.

1 августа 1987 года я стал курсантом Симферопольского высшего военно-политического строительного училища — самого большого в то время военного училища Советского Союза. После второго курса женился, а после третьего у меня родился сын. Кстати, он появился на свет в День пожарной охраны — 30 апреля 1990 года и является ровесником МЧС.

— Как складывалась ваша служба?

— По окончании учебы меня распределили в Калугу. Начал службу в должности заместителя командира военно-строительной роты по воспитательной работе. В роте было 176 человек, из которых только пятеро русские, а остальные — из южных республик СССР. Так что работы у меня было непочатый край.

Позднее служил в учебной воинской части: готовил специалистов в военно-строительные части — крановщиков, мастеров-электриков и так далее. В 1997 году в связи с ее расформированием мне пришлось уволиться из рядов Вооруженных сил. Но через полтора месяца я продолжил службу. Правда, уже в полку оперативного назначения Московского округа внутренних войск МВД РФ. Там пришлось вспоминать все, чему учили на кафедре тактики в военном училище. Хорошо еще, что учили нас офицеры с боевым опытом, и учили крепко. Как чувствовали, что хлебнем мы их науки полной ложкой.

Карьеру пришлось начинать с нуля: был и командиром мотострелкового взвода, и замполитом разведывательной и мотострелковой рот. Тогда же увлекся снайперской стрельбой, проводил сборы со снайперами полка. Было тяжело, но интересно.

В те годы внутренние войска МВД РФ постоянно выполняли боевые задачи в Северо-Кавказском регионе в составе тактических группировок.

В первую свою командировку на Кавказ я поехал в июне 1997 года — в Дагестан, в приграничный с Чечней поселок Боташ-Юрт. Там командовал взводом войсковой разведки. Мои бойцы вели наблюдение, собирали информацию, сопровождали инженерную разведку, иногда осуществляли оперативное реагирование на провокации со стороны границы. Вообще странное положение было: вроде мир, а обстрелы случались почти ежедневно. Гибли и военные, и милиционеры, и мирные жители. Прибавьте сюда жару, пыль, множество змей, плохую воду и крайне неаппетитную еду в столовой. Да и отношение местных жителей было, мягко говоря, не очень дружелюбным. В общем, три месяца выдались веселыми.

Такое не забывается

— Как для вас началась война?

— Просто. Я был в отгуле после дежурства в выходные дни. Позвонил заместитель командира полка: «Валера, ты едешь в Чечню!» Я отвечаю: «Знаю. Мы все туда едем». Командир говорит: «Нет. Ты едешь отдельно, с 21-й Софринской бригадой». 4 декабря 1999 года мы улетели в Моздок, а дальше колонной в станицу Червленную, где располагались подразделения бригады. Меня назначили командиром снайперского взвода сводной снайперской роты Московского округа внутренних войск МВД РФ, которая была придана бригаде для усиления. Солдаты там были боевые, воевать начали в августе в Дагестане против басаевских бандитов.

— Помните первый бой?

— Конечно. Это не забывается. Первые три недели пребывания в Чечне были относительно спокойными, а затем обстановка резко изменилась. 27 декабря наша бригада начала штурм Старопромысловского района. Мы шли боковым дозором наступающего вдоль Старопромысловского шоссе 1-го батальона. Внезапно головной дозор, а затем и основные силы батальона, выдвинувшись на открытую местность, попали под огонь боевиков. Была подбита БМП, ранены несколько солдат.

Нас боевики не заметили из-за заводской узкоколейки, проходящей по насыпи, за которой мы шли. Мы заняли удобную позицию и огнем с фланга подавили огневые точки бандитов. Софринцы в это время смогли эвакуировать раненых и выйти из-под огня. Правда, когда мы назад отходили, по нам отработал вражий стрелок, но, слава богу, не попал, а ответку мы ему сразу прислали. Ощущения были не из приятных, когда «воробышки» калибра 7,62 мм возле уха чирикали.

— Дальше было труднее?

— Труднее, намного труднее. 29 декабря начались жесточайшие бои на улице 9-я Линия. Бригада понесла большие потери. Мне была поставлена боевая задача — занять комплекс зданий недостроенного санатория на фланге обороны боевиков, причем факт отсутствия во взводе тяжелого вооружения меньше всего кого-то волновал. Обстановка такая была, и мы все понимали.

С поставленной задачей справились нормально. Выбили прикрытие боевиков, заняли здания, срубленными кустами крыжовника заложили все места проходов во двор, оборудовали на крыше позиции, отбили ночью попытку боевиков вернуть себе классную позицию, обустроились как могли в бытовом плане. Утром комбриг проверил, похвалил и сделал нам хороший новогодний подарок — прислал расчет с автоматическим гранатометом АГС-17. Тогда вообще весело стало. Но только нам. Боевикам наоборот. Мы хорошо накрывали их фланг и пути подвоза резервов и припасов.

Там же мы в принципе достаточно нормально встретили новый 2000 год, даже смогли услышать знаменитую речь уходящего президента: «Я устал. Я ухожу…»

3 января нас перебросили к селу Алхан-Кала, которое заняли боевики Басаева. Опять штурмовка. 9 января село взяли, правда, одноногому бандиту в тот раз удалось вырваться.

Нам дали неделю отдыха, доукомплектования, и с 17 января начался тяжелый штурм Заводского района Грозного. В моем взводе пошли потери. 18 января пулей снайпера был убит спокойный и рассудительный Леша Вадюхин из Новомосковска. За его смерть отомстили сразу же, но хорошего парня уже не вернуть. Еще шесть бойцов взвода получили ранения и контузии. В бригаде ко дню взятия Грозного, 6 февраля, в боевых порядках осталось менее 200 офицеров и солдат.

Последний бой в той командировке был 2 марта, когда в засаду боевиков попали Подольский и Сергиево-Посадский ОМОН и нас бросили им на выручку. У меня 4 марта должна была закончиться командировка, я только-только отчистил автомат до состояния «как новый», а тут опять…

Новое дело

— Но потом вы снова вернулись на Кавказ?

— Если честно, то после возвращения из командировки первой мыслью было: «Все! На Кавказ больше ни ногой». А потом как-то скучно, что ли, стало. Да и перспектив дальнейшего карьерного роста здесь, в Калуге, не было.

Я узнал, что формируется 46-я отдельная бригада оперативного назначения с пунктом постоянной дислокации — Чеченская Республика. Перевелся туда и понял, насколько же это интересное дело — формировать с нуля новую воинскую часть и еще готовить в форсированном режиме солдат к боевым действиям. Занимались днем и ночью и в принципе за месяц сумели дать бойцам хорошую подготовку. 11 сентября мы прибыли к месту постоянной дислокации — в станицу Шелковская.

А уже через месяц мне предложили абсолютно новое дело — командование минометной батареей, усиленной зенитным и противотанковым взводами. Правда, «предложили» — это я очень условно выразился: просто командир вызвал и приказал принять батарею, несмотря на все мои возражения, что я от артиллерии абсолютно далек. Потом втянулся, подучился, и мне, наоборот, стало очень нравиться мое направление деятельности. Отчасти из-за этого я остался на третий год в Чечне. Ну и коллектив воинский был отличный, и командир хороший. Да и материальная заинтересованность играла свою роль, так как платили там щедро.

Домой вернулся как раз под новый 2004 год. Был назначен начальником разведки полка, дислоцированного в Обнинске. Отучился на курсах «Выстрел» Общевойсковой академии МО РФ. Потом была служба начальником разведки штаба Тульской дивизии ВВ МВД РФ. В 2005 году опять съездил на три месяца в командировку в Чечню. Правда, уже в штаб группировки и занимался исключительно штабной работой в Объединенной группе войск в Ханкале, но работали сутки через сутки, и во время дежурства никаких перерывов на сон.

Мирная жизнь

— А как вы попали в МЧС?

— В июне 2007 года я уволился по окончанию срока контракта из внутренних войск в звании подполковника, устроился работать на промышленное предприятие — отвечал за режим, охрану труда. Заодно директор возложил на меня вопросы пожарной безопасности, ГО и ЧС. Я в этом мало разбирался, поэтому пришлось обратиться за консультацией в главк МЧС, а там предложили послужить у них. И вот с 12 декабря 2007 года я начал службу в ГУ МЧС России по Калужской области в должности начальника отдела надзора в области ГО и ЧС. Участвовал в ликвидации ЧС и происшествий на территории Калужской области. В июле 2012 года пришлось опять лететь на юг, на ликвидацию последствий катастрофического паводка в Крымске. Там исполнял обязанности начальника штаба группировки ЦРЦ МЧС России.

Потом пришла пора выходить на заслуженную пенсию, и с боем курантов в новогоднюю ночь с 2019 на 2020 год я перешел в категорию «жизнерадостный военный пенсионер». Но с МЧС не расстался: в данный момент работаю начальником отдела организации действий сил.

— Как семья относится к вашей работе?

— Нормально. Вся моя семья связана с МЧС. Жена с недавних пор трудится в отделе мероприятий ГО и подготовки населения управления гражданской обороны и защиты населения Главного управления. Сын после университета и срочной службы пошел служить в СПСЧ, а сейчас еще и магистратуру Ивановской пожарно-спасательной академии окончил. Поскольку родился он в День пожарной охраны России, то, видимо, судьба пожарного ему была предначертана свыше. Он уже и пожары крупные тушил, и пострадавших в ДТП извлекал из поврежденных машин. Службой доволен и, так же как и я, считает ее настоящей мужской работой.

 

Юлия Шелкова,

пресс-служба ГУ МЧС России по Калужской области



Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Август »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031