Архив

2019 - №1

14 января 2019
Полоса 2
Его дело обязательно продолжится
Читать Свернуть

Не стало Дмитрия Ивановича Михайлика. Вот так тяжело начался 2019 год.

Все, кто служил или служит в МЧС, называли его Дедом. И неслучайно. В любой семье Дед — это тот человек, к которому обращаются за советом и помощью, который может ободрить и поддержать в трудную минуту, похвала которого заставляет делать больше и лучше. Совсем недавно, в ноябре, мы готовили номер газеты к 98-летию Дмитрия Ивановича. Было очень приятно услышать от него, что наш скромный подарок ему понравился. Он бы не стал говорить просто так, это было не в его натуре. Он всегда был честен с людьми, потому к нему и тянулись. Он легко находил общий язык как с ветеранами и руководителями министерства, так и с обычными спасателями и курсантами. Он олицетворял собой лучшие качества русского офицера — преданность Родине, честность, принципиальность, твердость характера, настойчивость и высокий профессионализм. Свои публичные выступления он заканчивал неизменным «Честь имею!». И потому его слова всегда имели вес.

Жизнь неоднократно преподносила Дмитрию Ивановичу испытания, которых с лихвой хватило бы не на одну жизнь. Великая Отечественная, непростой послевоенный период… Его биография соткана из множества фрагментов, составляющих единое целое под названием судьба человека.

Ушел хранитель традиций министерства. Но это не значит, что традиции могут прерваться. Дмитрий Иванович сделал очень много для того, чтобы заложить основы спасательной службы в нашей стране. Его дело обязательно продолжат те, кто, как и он, могут сказать: «Честь имею!»

Редакция газеты «Спасатель»

Полоса 5
Это не геройство, а обычная работа
Читать Свернуть

Корреспондент «Спасателя» поговорил с участниками аварийно-спасательной операции в Магнитогорске.

«Малыш, держись, мы рядом!»

Петр Гриценко

начальник управления первоочередных аварийно-спасательных работ Центра «Лидер» МЧС России

— Сколько времени вы уже работали, разбирая завал, до того как нашли Ваню?

— На время мы не смотрели. Прилетели в Магнитогорск 31 декабря и сразу приступили к делу. Но две или три смены к вечеру 1 января мы уже отработали. Найти мальчика нам помогло то, что в разборе завалов возникла пауза. В целях безопасности необходимо было обрушить нависавшие над нами и угрожавшие падением остатки конструкций дома. После этого командир нашей группы получил от руководителя работ — первого заместителя министра Александра Чуприяна — приказ обследовать один из участков завала, где, по данным предварительной разведки, могли быть люди. Сначала мы визуально обследовали эту часть обломков, но ничего не нашли. Поэтому работу продолжили. Стали с помощью крана аккуратно убирать плиты, которые можно было вытащить, не тронув завал. После этого в очередной раз поступила команда повторно обследовать это место. Была организована минута тишины. И когда все затихли, один из спасателей — капитан Андрей Вальман — сказал, что слышит из-под обломков плач ребенка. Мы все подошли к Андрею. Принесли инструменты и оборудование — пилы, домкраты, распорки и все, что необходимо в этих ситуациях. Когда мешавшие обломки убрали, я наконец увидел ребенка. И он увидел меня, сразу перестал плакать, успокоился. Мы ему говорим: «Малыш, держись, мы здесь, мы рядом, мы идем к тебе, сейчас вытащим!» А он глазками моргает, как будто понимает. Выбравшись из-под обломков, я сразу передал спасенного мальчика нашему доктору, майору Анатолию Чумичёву, который стремглав побежал к карете скорой помощи.

— В тот день еще была надежда найти живых?

— Мы до конца надеялись. Спасатели до последнего верят в то, что могут еще кого-нибудь спасти. Если бы не верили, многие вещи бы не делались. Спасатели — не только из нашего центра, а все, кто был на месте трагедии, — работали, зачастую рискуя собой. Работали, зная, сколько наверху еще не обрушившихся конструкций, и понимая, что в любой момент каким-то неправильным действием можно вызвать новое обрушение. И тем не менее, когда наступал момент, когда начиналась их смена, все добросовестно трудились. Не было тех, кто отлынивал или ждал, пока время пройдет и можно будет сдать смену.

— У вас был опыт работы на разборке завалов?

— Я принимал участие в ликвидации последствий землетрясения в Непале. И это мой единственный опыт работы в разрушенных зданиях в условиях городской застройки. Если не считать учений и тренировок, на которых мы готовимся к таким ситуациям. Но многие ребята из нашей команды уже работали на завалах — и в Волгограде, и в Астрахани. А специалисты постарше — и на месте предыдущих ЧС такого рода. Поэтому опыт аналогичных работ если не у всех, то у большинства личного состава отряда был.

— Что осложняло работу?

— Высокая плотность завала. Промежутки между крупными обломками были заполнены деревянными полами, перекрытиями и другими относительно небольшими фрагментами. Все это лежало вперемешку с большими плитами. Не было бы их — можно было бы работать одними лопатами. А здесь приходилось использовать технику, чтобы убрать большие куски.

— Вы навещали спасенного вами мальчика?

— 9 января Анатолий и я были в гостях у Вани. В клинике мы впервые встретились с его мамой. Отец приходил к нам в лагерь в Магнитогорске. Сказал всем большое спасибо. Состояние мальчика улучшилось. Он самостоятельно дышит, без аппарата искусственной вентиляции легких. Когда мы пришли, мама его кормила из бутылочки. Он пока еще находится в реанимации, подключен ко всевозможным датчикам и аппаратам. Ножка еще в лангете. Но уже реагирует на происходящее вокруг голосом, глазами, ручками. Можно сказать, ожил. Когда я его доставал из завала, мы встретились взглядом. И в больничной палате он меня увидел и притих. Может, узнал. Мы передали маме подарок для Вани — игрушечную собаку в форме МЧС. Можно сказать, это аллегория. Собаки преданы человеку, и все мы — сотрудники МЧС — преданы своей службе так сильно, как только можно. Мы любим свою работу.

— Героем себя ощущаете?

— Нет. Я делал то, что должен. Центр «Лидер» для этого и предназначен. Так же как и Центроспас, и другие подразделения министерства. Каждый день десятки тысяч спасателей, пожарных рискуют собой ради спокойной жизни наших граждан. Это не геройство, а обычная работа, к которой мы готовимся, тренируемся.

— 1 января вам позвонил президент страны. О чем говорили?

— Вечером начальник центра генерал Анатолий Саввин сказал, что будет звонить Президент России, который хочет поздравить меня и Вальмана. Андрею Андреевичу президент сказал спасибо за спасенную душу, поздравил с Новым годом, а меня поблагодарил за спасение Ванечки и подчеркнул, что никакие красивые слова благодарности не сравнятся с тем, что я сделал сам для себя: спас человека, и со мною это останется на всю жизнь.

«Ощущение от спасения человека абсолютно непередаваемо!»

Николай Никитенко

пресс-служба отряда Центроспас

— Что больше всего поразило вас на месте трагедии?

— Качество бетона, из которого был построен дом. Я первый раз в жизни видел, чтобы плита перекрытия расслоилась вдоль. Какие-то плиты и блоки выдержали падение. А какие-то рассыпались вот таким образом. Соответственно, в завале было много мелкого мусора.

— Команда Центроспаса работала непосредственно на разборке завала или ликвидировала опасные конструкции на высоте?

— Ребята занимались всем. Как только прибыли, нас отправили разбирать завал. Спасательных команд было много — мы, «Лидер», ребята из Екатеринбурга, местная спасательная служба, областная челябинская, пожарные. У всех достаточно людей и оборудования. Когда мы приехали, уже действовала тяжелая техника — грейфер, подъемные краны. Один кран придерживал опасно нависшую плиту. Все, что могли, ребята до нашего приезда начали делать. Потом было принято решение организовать деятельность всех команд по единому графику. В итоге мы два часа работали, потом шесть отдыхали. Начали с разбора обломков. Потом подогнали автовышку, и ребята с нее срезали опасные элементы конструкции. Часть нашей команды использовала кран, который стоял с другой стороны дома. Он обеспечивал страховку. Получилось здорово. Ты висишь на веревке, срезаешь обломок, и он уходит вниз. Все, что смогли, обрушили. Задержали сдачу смены, естественно, потому что ввязались в бой и бросать дело на полпути не захотели. Да еще время так быстро пролетело — раз, и уже смена.

— Какие сложности были?

— Первая — погодные условия. Хотя, когда работаешь, мороза не чувствуешь.

Вторая — неустойчивость оставшихся конструкций дома. Когда ребята срезали одну из плит, при ее падении стена начала играть из стороны в сторону. Начальство приняло решение остановить работы на время. Это тоже понять можно. У руководителей одна из основных задач — чтобы спасатели остались живы и здоровы. А как по-другому? И хотя тебе кажется, что это замедляет работу, когда ставишь себя на место руководства, понимаешь, что иначе нельзя. В итоге позже пригнали специальную машину, у которой на длинной стреле были закреплены огромные гидравлические кусачки, и она снесла эту стену.

— Что оставило самые сильные впечатления?

— Чудо, что удалось спасти мальчика, пролежавшего под завалом на морозе больше суток. Ребята с «Лидера» молодцы! Чудо, что вся его семья осталась жива. Ощущение от спасения человека абсолютно непередаваемо! Но для нас это — работа.

Потрясло то, как активно помогали нам волонтеры и просто жители города. Приносили горячие напитки, еду. Мы, конечно, и сами были полностью экипированы. Но такая забота не могла не тронуть. У всех было желание помочь. Проявились наилучшие качества людей, у которых в городе произошла беда. Это была командная работа большого города. И честь всем и хвала, что она была таким образом организована. Представляете, сколько людей участвовало в ликвидации этой беды? Не только те, кто действовал на месте. Но и те, кто организовывал перелеты и передвижение команд спасателей, обеспечивал порядок в городе, обеспечивал функционал мест отдыха работающих на завале, мест проживания пострадавших. Всех не перечислить. Мы не замечали проблем ни с питанием, ни с перемещением, ни со всем остальным — это результат того, что отработанная в министерстве схема ликвидации ЧС эффективна на 100 процентов.

Полоса 7
Им руководила смелость
Читать Свернуть

Этот случай в Белгородском районе еще раз доказал: те, кто выбрал профессию спасателя, не проходят мимо чужой беды.

Роман Павлов, инспектор отдела надзорной деятельности и профилактической работы Белгородского района Главного управления МЧС России по Белгородской области, направлялся на пожар в село Крутой Лог, где загорелся жилой дом. По пути Роман заметил в дачном поселке Малиновка яркое зарево, освещающее морозным вечером практически всю улицу. Полыхал жилой дом. Хозяев жилья Роман возле дома не увидел, и это заставило его забеспокоиться. Подойдя поближе, он увидел, что входная дверь распахнута, и решил зайти внутрь. Сделав несколько шагов в коридоре, Павлов увидел лежавшего на полу мужчину. Он поднял его на руки и поспешил вынести из горящего жилья. На улице Роман приложил все усилия, чтобы привести пострадавшего мужчину в чувство, и затем повел его к своей машине, чтобы не дать замерзнуть зимним вечером. Как только оба оказались на расстоянии нескольких метров от дома, раздался сильный хлопок, и огненная вспышка озарила все вокруг — это вспыхнул газ из баллона, установленного в доме. Не успей Роман спасти пострадавшего минутой раньше, последствия этого пожара могли быть куда страшнее.

О произошедшем Роман рассказывать не спешил, знали о случившемся лишь немногие коллеги. Но спустя несколько дней после пожара в Главном управлении МЧС России по Белгородской области раздался телефонный звонок. Жена пострадавшего мужчины разыскивала спасшего ее мужа сотрудника МЧС, чтобы выразить благодарность за отзывчивость и смелость.

Роман уже не раз навещал пострадавшего в больнице. Говорит, что искренне переживает за него. К счастью, мужчина идет на поправку и, хотя все произошедшее помнит смутно, при каждой встрече благодарит Романа за то, что сохранил ему жизнь.

 

Наталья Гончаренко,

пресс-служба ГУ МЧС России по Белгородской области

Полоса 8
С сундучком храбрости можно ничего не бояться
Читать Свернуть

Спасатели из Курортного района Петербурга в праздничные дни посетили детское онкологическое отделение больницы в поселке Песочный.

Конечно же, не обошлось без подарков: среди них были игрушечные пожарные автомобили, наборы юного пожарного, сундучок храбрости, наполненный сладостями, развивающие игры для разных возрастов. Но, наверное, самым ценным подарком стала донорская кровь, которую сдали спасатели.

Подарки от МЧС получили и воспитанники Дома ребенка № 3 во Фрунзенском районе. Дед Мороз и Снегурочка приехали в гости к детям на настоящей пожарной машине, которая привела в восторг мальчишек и девчонок. Сказочные персонажи поздравили ребят с Новым годом, подарили сладкие подарки и пожелали скорее обрести любящую семью и уютный теплый дом.

Пресс-служба ГУ МЧС России по Санкт-Петербургу

Полоса 11
Дочки-матери: пожарный вариант
Читать Свернуть

В Центре управления в кризисных ситуациях кировского главка прошло торжественное открытие обновленного помещения для диспетчеров пожарно-спасательной службы. Одним из почетных гостей мероприятия стала Лидия Гмызина. Она пришла в пожарную охрану в 1983 году и проработала диспетчером 18 лет. Сейчас в службе «01» города Кирова старшим диспетчером трудится ее дочь Татьяна Даровских.

 

Из учителей в диспетчеры

По образованию Лидия Александровна учитель математики и несколько лет посвятила этой профессии. Однажды сестра, которая работала в пункте связи пожарной части № 5, предложила ей сменить работу. Три дня Лидия думала, советовалась с друзьями, все как один предлагали пойти и попробовать себя в новом качестве. Так она начала работать радиотелефонистом в 10-й части Нововятского района. Старшая дочка только пошла в первый класс, младшая ходила в садик. Детьми, когда мама дежурила, занимался муж, помогала бабушка. Было непросто. И все же Лидия Александровна ни разу не пожалела, что сменила профессию и пришла работать в пожарную охрану.

Через три года во время крупных учений профессиональные навыки радиотелефонистки Гмызиной оценил начальник областного управления Государственной противопожарной службы Николай Зонов. Он пригласил ее на офицерскую должность диспетчера в Центр управления силами — подразделение, координирующее деятельность всего территориального гарнизона пожарной охраны. Девушка согласилась. Вспоминает: коллектив был замечательный! Работали без нареканий. А как дружили, как весело вместе проводили свободное время!

Восемнадцать лет пролетели как один миг. В декабре 2001 года Лидия Александровна ушла из диспетчеров в учебно-методический центр по пожарной безопасности и гражданской обороне, где проработала методистом еще 12 лет. Так она вновь вернулась к педагогической деятельности.

Сейчас Лидия Александровна занимается садом, освоила компьютер и дарит знакомым на праздники открытки собственного изготовления. Очень увлекло ее это дело, признается она. Кроме того, она вяжет, шьет, любит готовить и сочиняет стихи. Вот и к новоселью своей родной «Зари» (позывной службы «01» в радиоэфире) подготовила стихотворение. Лидия Александровна благодарна руководству Главного управления и Центра управления в кризисных ситуациях за то, что не забывают ветеранов.

 

Поддержка в эфире

Дочь Лидии Гмызиной Татьяна — старший диспетчер кировской дежурно-диспетчерской службы «01», работает в МЧС уже больше 20 лет. Начался трудовой путь Татьяны с делопроизводителя в пожарной части № 2, куда она пришла практически сразу после окончания школы. Затем заочно окончила институт.

Татьяна, как и ее мама, признается, что никогда не мечтала о другой работе, в которой есть свои тонкости и сложности. Работа эта хоть и трудная, но интересная. Каждый вызов не похож на предыдущий, приходится общаться с совершенно разными людьми. Ну и конечно, работа эта ответственная, диспетчер должен как можно быстрее отреагировать на вызов и выслать ближайшие боевые расчеты. Приятно, когда удается помочь. Татьяна рассказывает, что часто люди не знают, куда обратиться за помощью, поэтому в трудных ситуациях звонят по номеру 01, и тогда диспетчеры связывают их с нужными специалистами. Нередко звонят дальнобойщики, которые попадают в трудные ситуации на территории области. Особенно часто такое случается зимой в гололед и мороз: машина не заводится или не может подняться в обледенелую гору. Приходится звонить в районы и просить помощи у местных гарнизонов и служб жизнеобеспечения. Бывают и курьезные случаи, когда на том конце провода признаются в любви или предлагают выйти замуж.

Однажды во время дежурства Татьяна ответила на звонок, а в трубке — детский голос. Ничего невозможно было разобрать, ребенок истошно кричал. Татьяна как могла его успокоила. Выяснилось, что первоклассник шел по дороге и провалился в колодец. Люк был открыт, а на зимней дороге он этого не заметил. Хорошо, что ребенок догадался позвонить на 01. На поиск места происшествия выехали спасатели. Все время Татьяна была на связи с мальчиком, подбадривала его. В результате парнишку благополучно спасли.

Татьяна признается, что диспетчеры всегда с волнением ждут возвращения дежурных караулов с мест пожаров, переживают за каждого бойца как за родного. Татьяна и ее коллеги точно знают: поддержка в эфире очень важна!

 

Пресс-служба ГУ МЧС России по Кировской области

Полоса 12
Легко ли быть волонтером?
Читать Свернуть

Житель штата Пенсильвания Олег уже не первый год работает в местной добровольной пожарной полиции. За его плечами сотни выездов на различные вызовы, и по их количеству в 2017 году он был в пятерке лучших сотрудников своей пожарной команды. Олег любезно согласился рассказать читателям «Спасателя» об особенностях волонтерского движения в США.

Главное — желание

— Давайте представим, что я простой горожанин, проживающий где-то в американской глубинке, пожелавший стать добровольным пожарным. Что от меня требуется?

— В принципе первое и главное — желание быть волонтером. Все остальное уже по возможности. Скажем, пожилой дедушка, хорошо разбирающийся в бухучете. В огонь он не пойдет, но может помочь в ведении дел пожарной команды. Отлично, он нам нужен! Если человек в нормальной физической форме и хочет быть пожарным — еще лучше! Даже если у него имеются какие-то недочеты в физподготовке, но есть желание стать пожарным, в ходе обучения он сможет подкачаться, чтобы соответствовать всем требованиям.

— То есть физическая форма не является ограничением. А в каких случаях отказывают в приеме?

— После подачи заявления проводится стандартная полицейская проверка кандидата по тому же образцу, что и проверка для выдачи разрешения на оружие. У человека не должно быть проблем с психикой, отсутствует склонность к насилию, в том числе бытовому, и за ним не числятся серьезные правонарушения. Ну и в целом требуется положительная репутация, поскольку окончательное решение о приеме нового члена команды принимается на ее общем собрании.

Где учат волонтеров?

— Новые члены пожарных команд проходят какую-то подготовку?

— Разумеется. После того как твою кандидатуру одобрили, можно подать заявление на обучение в тренировочном центре, который тут обычно именуют пожарной академией. Успешно ее окончив, волонтер получает особый сертификат, подтверждающий его подготовку. Этот сертификат действует на всей территории США (можно пройти обучение в Пенсильвании, а потом быть волонтером где-нибудь в Оклахоме), и, кроме того, с ним уже можно претендовать на работу в профессиональной пожарной охране.

— Сколько длится обучение и что в него входит?

— Даже без учета спецкурсов (вождение пожарной техники, офицерские курсы, курсы спасателей и т. д.) базовый курс обучения занимает более 300 часов. Но он читается не одним куском, а разбит на четыре блока: вводный, вспомогательный, тушение огня снаружи здания, тушение огня внутри здания. Для того чтобы выезжать на вызовы, достаточно пройти хотя бы первый блок. Таким образом, по мере обучения компетенция волонтера расширяется и с каждым новым блоком он получает все больше прав полноценного пожарного.

— Обучение платное?

— Для самого волонтера бесплатное. За него платит его пожарная команда, поэтому в маленьких городках, где команды, как правило, с очень скромным бюджетом, с большим удовольствием принимают добровольцев, уже имеющих соответствующий сертификат.

Такая разная Америка

— Получается, финансирование пожарных волонтеров зависит от места расположения их команды?

— Да, разумеется, и я в этом убедился на собственном опыте. Дело в том, что изначально я вступил добровольцем в пожарную полицию небольшого, но очень богатого пригорода Филадельфии. Там много состоятельных горожан, жертвующих на поддержку пожарной охраны, и местная команда ни в чем не нуждается. Она экипирована по последнему слову техники, ее участники могут пройти все необходимые тренинги. А вот в прошлом году я купил дом в дальнем и довольно глухом уголке штата, после чего начал волонтерить еще и там. Средний доход в тех краях вчетверо ниже, чем в пригороде, где я жил раньше, жители заметно беднее, и поэтому пожарная команда бедна как церковные мыши. Правда, время от времени удается получить помощь из федерального бюджета (так, благодаря последнему гранту удалось обеспечить всех волонтеров рациями), но это разовые выплаты, которые ситуацию не спасают.

— Выезды по вызовам там тоже отличаются?

— Конечно. В пригороде 80% выездов — реагирование на срабатывание пожарной сигнализации. В большинстве своем ложное, но тут уж лучше девять раз выехать на фальшивое срабатывание датчиков, чем в десятый пропустить настоящее возгорание. А в городке, где я сейчас живу, картина другая. Во-первых, тут меньше пожарной сигнализации — многим она не по карману. Во-вторых, добавляются риски, которых нет в больших городах. Это и ландшафтные пожары, и поиски потерявшихся. Конечно, у нас не Сибирь, но местность малолюдная, холмистая, да еще и покрытая лесом. Регулярно проходится проводить на ней поисковые операции, к которым помимо пожарных привлекаются полицейские и любые добровольцы, готовые принять участие.

Призвание, а не профессия

— Зачем люди идут в волонтеры и на какие бонусы могут рассчитывать?

— Идут те, у кого есть желание и возможность помогать людям, обществу. Немаловажную роль тут играет как престиж работы пожарных, так и уважительное отношение к любым волонтерам.

Каких-то материальных бонусов не предусматривается. Труд добровольца никак не оплачивается, и свои обязанности он выполняет в свободное время. В принципе, если это не мешает рабочему процессу, нормальные работодатели с пониманием относятся к тому, что волонтер из-за вызова может опоздать на работу или отлучится с нее в течение дня. Другое дело, что рабочее время, потраченное на волонтерство, работодателем никак не оплачивается. При этом каждый волонтер надежно застрахован, и в случае его гибели общие выплаты семье погибшего составят до миллиона долларов. Получается, работа добровольца бесплатна, но его жизнь и здоровье имеют высокую ценность.

 

Фото пожарной команды Форта Вашингтон

Полоса 14
Ваш выход, маэстро!
Читать Свернуть

Для мурманского пожарного Артема Давиденко одним из запомнившихся эпизодов прошлого лета стал рок-фестиваль «Нашествие». Огнеборец не просто побывал на нем, но в составе группы «Почтовая служба Бангкока» принял участие в музыкальном нон-стопе на альтернативной площадке для начинающих артистов — «Высоцкий. Фест».

— У меня музыкальный взгляд на мир, — рассказывает Артем. — Наверное, потому товарищи по дежурному караулу называют меня «композитор» или «маэстро». И хотя это может показаться странным, ведь пожарный — достаточно серьезная профессия, музыка, которая звучит внутри меня, помогает в работе. Даже когда серьезный пожар, ее ритм позволяет успокоиться, сосредоточиться и четко выполнить поставленные задачи. Темп первого вызова на пожар задал тон всей последующей работе. Как помню, подъезжая к месту пожара, мы увидели огонь на судне. Благодаря навыкам моих коллег с задачей справились быстро. Однако после полной ликвидации горения один из членов команды судна потерял сознание и перестал дышать. Мы немедленно вызвали скорую помощь, а начальник нашей дежурной смены начал делать пострадавшему непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Через 10 минут приехали медики, но стало ясно: спасти человека не удалось. Эта ситуация и разговоры с коллегами в тот день дали мне понять, что в профессии пожарного необходимо быть готовым к любому исходу и никогда нельзя расслабляться, даже после завершения непосредственной работы с огнем.

Впрочем, к делу спасения и борьбы с огнем Артем приобщился не сразу. В детстве он учился в музыкальной школе по классу фортепиано, потом переключился на гитару, вернее, на бас-гитару. Вот с этим-то инструментом, как говорит он сам, все «зацепилось, закусилось и понеслось». Играл в различных группах, с разным составом и на разнообразных площадках.

— В тот же период создавалась группа «Почтовая служба Бангкока», — вспоминает Артем. — Ее костяк составили два спасателя Мурманского арктического комплексного аварийно-спасательного центра — Андрей Стежников (гитара) и Григорий Синяков (ударные).

Постепенно музыкальные интересы переросли в профессиональные.

— Я заинтересовался работой пожарных, — поясняет Артем. — Попробовал устроиться, и все сложилось как нельзя лучше. Сразу попал в учебный пункт 1-го отряда ФПС по Мурманской области. Сейчас работаю в пожарно-спасательной части № 7. При этом свое музыкальное хобби не бросаю. Продолжаю играть в группе, в ее составе выезжаю в туры, на гастроли или фестивали. Правда, когда необходимо выступить на концерте за пределами Мурманского пожарно-спасательного гарнизона, то с начальником части согласовываю выступление за месяц до начала музыкального события. Однако если что-то случится в Мурманске, тут уж никак: сбор по номеру 3 или крупный пожар, тогда концерт доиграть не получится. Однако эта неопределенность придает куража, а без него, что в музыке, что в битве с огнем, не обойтись: помогает притупить чувство тревоги и стимулирует к успеху!

Татьяна Абрамова,

пресс-центр ГУ МЧС России по Мурманской области

 

Опрос

Ка вы оцениваете нынешнее состояние здания вашей пожарной части или ПСО?
Ответить
Если здание вашей пожарной части было недавно отремонтировано, как вы оцениваете его качество?
Ответить

Календарь

« Июнь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930